РПЦЗ

rocorrus


Истинная РПЦЗ въ Россiи

Мы Русскiе - съ нами Богъ!


Гонения на Православие в Казахстане!
РПЦЗ
rocorrus
ГОНЕНИЯ НА ПРАВОСЛАВИЕ В КАЗАХСТАНЕ!

Православные из Казахстана хватаются за голову. На самом деле назарбаевская "декириллизация" - это цветочки по сравнению с масштабной дехристианизацией, проводимой под лозунгом защиты светского государства от исламского религиозного экстремизма.

После террористеческого налета ваххабитов летом 2016, Назарбаев распорядился создать министерство по делам религий во главе с бывшим спецназовцем Ермекбаевым, специалистом по контрпартизанской борьбе в Анголе (можете представить себе философию методов?) с огромными китайскими связями, и поставил ему задачу создать из Казахстана _абсолютно светское государство_. Такую азиатскую Чехию, в которой не верит никто и ни во что.

Формально на острие удара - радикальный ислам, и это при том, что раньше к исламу власти были довольно дружественны и позиционировали казахов как исламскую нацию. Но, поскольку, в свете этого, прямо говорить "мы боремся с проявлениями религиозного экстремизма у большинства" невозможно, так как это большинство, то заявляется, что речь идет о защите светскости от любой религии, а стало быть под ударом уже 3,5 миллиона русского населения, в основном православные христиане.

Первая волна тихого религиозного погрома была еще в 2011 году, когда власти вынесли (http://eparchia.patriarchia.ru/db/text/1668741.html) все молитвенные комнаты из тюрем, интернатов и т.д. Если в тюрьмах еще можно было объяснить тем, что боятся появления ваххабитских джамаатов, а православных под нож - заодно, то все-таки джамааты психоневрологических инвалидов - это призрачная угроза.

Но по сравнению с тем, что началось сейчас - это были цветочки. Теперь все очень очень жестко. Появилась "Концепция госполитики в религиозной сфере". Это уже полноценное гонение на любые религии, что автоматически означает - на Православие, как конфессию четверти населения страны.

Госслужащим - запрет демонстрации религиозных убеждений (никаких тебе купаний в проруби). Учителям - никакого мировоззренческого воздействия в сторону религии. Журналистам - религия только в режиме светской хроники. Всем связанным с государством слоям - приказная установка формировать "светское мировоззрение".

Теперь уже дошло до стадии законодательства о религии, где в законы вносятся множество дискриминационных поправок: https://diakom.gov.kz/ru/content/proekt-zakona-o-vnesenii-izmeneniy-i-dopolneniy-v-nekotorye-zakonodatelnye-akty, и это уже прямо может быть интерпретировано как гонение. Установка на полное вытеснение религии из общественного пространства. Запрет на миссионерство. Запрет преподавания религиоведения. Запрет частного изучения религии. Это уже просто Советский Союз.

Но самый хартленд, конечно, норма, которой не было даже в СССР - запрет на посещение богослужений несовершеннолетними.

« Руководитель религиозного объединения обязан принять меры к недопущению участия несовершеннолетних, не достигших 16 лет, в богослужениях, религиозных обрядах, церемониях и (или) собраниях без сопровождения одного из родителей, совершеннолетних близких родственников, или иных законных представителей несовершеннолетнего, а также при возражении второго родителя или законного представителя несовершеннолетнего».

При этом, даже после вмешательства Патриаха Кирилла, максимум уступок на которые пошли власти - это отказ от закрытия воскресных школ при храмах, но драконовская мера конвоирования родителями так и остается.

Причем прессинг не чисто словесный. Уже вполне можно начинать составлять жития новоисповедникам Казахстанским. Пока сравнительно безобидные, но долго ли умеючи. За попытку распространения жития преподобного Сергия Радонежского оштрафована Алена Петровна Дубровская, жительница Павлодара. В Усть-Каменогорске судили гражданку, которая разместила на интернет-сайте OLX объявление о продаже расшитой бисером иконы Божией Матери. Летом 2017 года пытались осудить православного священника Владимира Воронцова – поступил донос (!!!!) о том, что он совершает молитвы с детьми во время туристического похода в горы.

При этом трудно не заметить тут определенного лицемерия строителей "Светского Казахстана". Формально главный враг - исламский терроризм, но на деле дискриминационные инструменты используются для запрета русским на их традиционную идентичность (не смей молиться, распространять иконы, жития русских святых), то есть делается заезд в сторону дерусификации составляющего четверть населения страны русского населения, как и в случае с переходом на латиницу - выдернуть русских из русского мира и переварить в некоем новом латинизированно-светском вареве, существенная цель тех, кто все это затеял.

Собственно и выход мог бы быть найден корректный, при котором Православной Церкви, не экстремистской ни разу, были бы предоставлены привилегии не как конфессии, а как традиционному исповеданию этнического меньшинства. Но говорить в таком ключе власти не намерены, поскольку прибыток от антирелигиозной политики в виде: поменьше русских (а православие - фактор идентичности русских Казахстана) не афишируется, но подразумевается.

В долгосрочной перспективе эта секуляризация обернется, конечно, не вестернизацией, как рассчитывает Назарбаев, а китаизацией. Китайское влияние и культурное притяжение станут еще сильнее, чем сегодня. При этом игиловские притязания никуда не денутся, поскольку, на самом деле, секулярной плетью религиозного обуха не перешибешь и пустоту (оставленную и православием и традиционным исламом) начнут заполнять именно военизированные джамааты. В этом смысле антирелигиозная политика мостит дорогу к казахстанскому игилу.

Не менее важно то, что дурной пример заразителен - до сих пор среднеазиатские государства обходились при подавлении ваххабизма подзаконными инструментами, которые православных задевали не сильно. Теперь же они могут скопировать законодательство Казахстана и начнется общесреднеазиатское гонение на Православное Христианство, причем, в зависимости от варварства нравов в некоторых местах, может дойти и до мученичеств.

Самое печальное, что вопреки риторике о том, что колоссальные экономические и миграционные преференции соседям делаются, чтобы не утратить на них влияние, на деле Москва пока никак в ситуацию с давлением на православных и РПЦ (а у нас там целый митрополичий округ) не вмешивается...

Егор Холмогоров

https://vk.com/wall-136363354_1002

https://holmogor.livejournal.com/7407869.html

История этнолингвистического конфликта в Татарстане
РПЦЗ
rocorrus


Многолетнее противостояние родителей школьников с властями Татарстана «по языковому вопросу» (право изучать русский в полном и добровольность при изучении татарского), получившее даже в научной литературе название этнолингвистического конфликта, началось не в постсоветский период. Его история уходит в далекое прошлое — в первые годы существования ТАССР. Об этом свидетельствуют документы и пресса тех лет, когда в 1920 году вместо Казанской губернии декретом Владимира Ленина была создана Татарская Автономная Советская Социалистическая Республика. Именно с того момента в регионе большевиками стала проводиться новая форма национальной политики, получившая название «коренизация».



В ее основе лежали два вектора деятельности государственных и партийных органов в Татарии.

Во-первых, принцип, который бы сегодня назвали коррелирующая дискриминация, т. е. сознательное создание при назначении на должности преференций людям определенного социального, национального или иного происхождения, независимо от наличия у них деловых и профессиональных качеств, причем в ущерб остальным. Проще говоря, проводилась политика «этнизации» — приоритет при назначении отводился лицам титульной национальности, что естественно вызывало протест со стороны остального населения. При такой политике зачастую предпочтение оказывалось сотрудникам, не обладающим деловыми и профессиональными качествама, а просто «национальным кадрам».

Во-вторых, татарский язык стал внедряться в программу обязательного обучения всего населения бывшей Казанской губернии.

Коренизация в Татарии в 1920—1930-е годы заключалась в том, что лицам титульной национальности, то есть татарам, предоставлялись преимущества при назначении или избрании на должности. Считалось, что татары, «угнетаемые царизмом», должны иметь приоритет в карьере и получать посты в Татарской АССР уже вследствие своей национальности, объявленной почему-то коренной. Здесь, вероятно, и находятся истоки современных рассуждений части татарской интеллигенции, что в Татарстане «коренной народ» — татары, а вот русские коренными не являются.

Обратимся к документам и материалам той далекой эпохи, когда большевиками стала проводиться новая национальная политика, как выясняется, уже тогда встречавшая протест со стороны русского населения Татарской АССР.

В 2009 году Институт истории Академии наук Татарстана выпустил сборник документов «Осуществление политики коренизации в Татарстане в документах. 1920−1930-е гг.» (автор-составитель кандидат исторических наук З.Г. Гарипова). Книга примечательна тем, что содержит факты, как проводилась эта коррелирующая дискриминация, а также показывает идеологию госорганов Татарской АССР того времени.

Приведем несколько цитат. Из доклада орготдела Татарского Центрального Исполнительного Комитета за 1932 год, подготовленного к его 2-й сессии, читаем: «Необходимо усилить коренизацию административного, профсоюзного и советского аппарата на предприятиях… Нужно дать решительный отпор великодержавническим настроениям отдельных работников и отдельных фабрично-заводских организаций, игнорирующих задачи коренизации» (с.134). Обратите внимание на терминологию: «великодержавническими настроениями» называлось тогда любое несогласие русского населения с национальной политикой большевиков.

Политика коренизации проходила на фоне внедрения обязательного изучения татарского языка в школах Татарской АССР. Это уже тогда встречало протесты.

Так, в одном из докладов Комиссии по реализации татарского языка (созданной в 1921-м году и чем-то напоминающей Комиссию по исполнению законодательства о государственных языках Татарстана, созданную в 2016 году), отмечалось следующее: «Полная, даже пассивная, реализация татарского языка, не говоря уже об активной, может быть достигнута только при владении татарским языком наравне с русским значительным большинством. Такого большинства мы не можем и не собираемся создавать исключительно из татар. Поэтому приходится прибегать к другой мере, именно — к обучению русских татарскому языку. Здесь основное внимание уделяем на школы II-й ступени, профтехнические учебные заведения и вузы» (с.30).

Эта политика вызывала непонимание и протесты учащихся. В документе «Сведения о конкретных фактах проявления шовинизма и местного национализма в отдельных районах республики среди студенчества», датированном не позднее 1932 года, приводятся такие факты среди студенчества: «Непосещение занятий татарского языка, наплевательское отношение к этим занятиям» (с.140).

Еще один характерный пример языковой образовательной политики в Татарии тех лет: «Другим крупнейшим извращением коренизации является принудительное зачисление татар в татарские группы вопреки их желанию. Такое явление имело место в КИСС (Казанский институт советского строительства — прим. EADaily), где элементы принуждения окончательно не изжиты и в текущем учебном году, так, например, в 1933/34 году на 1 курсе создана Казанская группа с преподаванием на татарском языке, в эту группу механически зачислены все казахи и киргизы, несмотря на их протест и на то, что многие из них лучше владеют русским, чем татарским языком» (с.192).

Картину этнолингвистического конфликта в Татарской АССР 1920−1930-х годов нагляднее всего иллюстрирует пресса того времени.

Газета «Красная Татария» (теперь — «Республика Татарстан») за май 1930 года опубликовала статью с характерным названием «Шовинизм в школах». «В условиях Татарской республики, где великодержавный шовинизм особенно сильно свирепствовал, интернациональное воспитание в школах должно занимать исключительное место. В русском населении Татарской республики еще до сих пор крепки корни великодержавного шовинизма», — сетует автор. Дальше он описывает ситуацию в школе русского села Языково Нуркеевской волости Челнинского кантона (сейчас это Сармановский район Татарстана), где отмечает следующую ситуацию: «Советская педагогика одним из своих принципов провозгласила интернациональное воспитание. Школы едины для всех национальностей. Программы школ насыщены духом интернационализма. В школах той или иной национальной республики изучается язык данной национальности. В школах повышенного типа Татарии обязательно должен прорабатываться татарский язык. Он нужен для изучения своего края, татарской культуры и для того, чтобы русский, кончая среднюю школу, мог работать не только среди русских, но и среди татар. Что же мы видим в школьной действительности? Больше отрицательного, чем положительного. Школьники изучают татарский язык, переходят из группы в группу, кончают курс — и не могут сказать по-татарски двух слов. Работали впустую. Государство зря расходовало средства. Татарский язык открыто и тайно бойкотируется учащимися».



Ситуация, описанная в 1930 году журналистом, просто удивительным образом напоминает сегодняшнюю картину в школах Татарстана, о чем уже много лет открыто говорят родители русскоязычных детей. Заметим, что сам корреспондент «Красной Татарии», некто С. Ефремов как раз сторонник обязательного обучения татарскому языку русских детей, это им называется «интернациональным воспитанием». Однако несмотря на резко критическое отношение журналиста к протестам русского населения, в его репортаже приводятся факты, которые идентичны тому, что сейчас наблюдается в школах Татарстана.

«В дневнике III группы от 23 ноября 1929 года записано: «На последнем уроке, т. е. на татарском, было повторение материала за первую четверть, и ученики вели себя очень и очень плохо. Занимались кто чем попало, только не татарским языком, а потому каждое пятое слово учительницы было «тише». Я не знаю, чем объяснить такое отношение к данному предмету. Но это — частое явление на этих уроках», — констатируется в репортаже.

Кстати, методика преподавания татарского языка для русских детей тогда была такой же из рук вон плохой, как и спустя 80−90 лет в начале XXI века, что и отмечает журналист «Красной Татарии»: «Педагоги по татарскому языку недостаточно квалифицированы. Отсутствует дисциплина на уроках. Учащиеся сами заявляют, что преподаватели татарского языка не могут заинтересовать учащихся, втянуть их в работу. Необходимо периодически устраивать при Татнаркомпросе (аналог Министерства образования и науки Татарстана) курсы по переквалификации педагогов по татарскому языку, особенно в области методических вопросов. У нас совершенно нет преподавателей татарского языка с высшим педагогическим образованием. Большинство из них — педагоги по случайности».

В той же газете в 1930 году вышла статья другого журналиста, но с похожим названием — «О великодержавном шовинизме и помощи ему «слева». Ее автор некто Л. Рубинштейн описывает недовольство русского населения языковой образовательной политикой в Татарской АССР: «Разве не характерно в этом отношении заявление, поданное в 1928 году русскими учащимися большинства казанских школ, протестовавшими против обязательного изучения татарского языка в школах второй ступени. В пользу этого заявления был целый ряд выступлений на общеученических собраниях. Разве это не говорит о том, что влияние русской чиновничьей интеллигенции, великодержавных элементов из русских академических кругов Казани еще очень сильно? Дух презрения к татарскому языку, оказывается, еще не ликвидирован, даже в советских школах. Мотивировка учащихся была такая, что никто из них не собирается оставаться в Татарии, но разве это не говорит о явном желании «убежать», «скрыться» от национального вопроса, разве это не говорит об элементах великодержавности, ибо, ведь, приложение своих сил значительная часть учащихся находит и бесспорно найдет в пределах Татарской Республики. Нежелание помочь культурно-экономическому подъему татарских трудящихся масс, стремление навязать эту работу «только татарам» лежало в основе тех великодержавных настроений, которые мы имеем в школах г. Казани».



Параллели между ситуацией 1920−1930-х и 1990−2010-х годов в Татарстане в сфере национальной и языковой образовательной политики напрашиваются сами собой.



Более того, современные татарские историки стремятся объявить 1920-е годы, т. е. время образования Татарской автономной республики, «первым суверенитетом Татарстана». Эту мысль активно отстаивает на страницах казанской газеты «Звезда Поволжья» профессор Казанского университета Рамзи Валеев. «Период после 1921−23 годов вошел в историю как годы первого суверенитета, когда повсеместно стали реализовываться татарский язык, коренизация системы управления, был преодолены голод и разруха, развивалась наука, культура и т. д.», — рассуждает он на страницах рупора татарских националистов «Звезда Поволжья», восхваляя председателя Центральной мусульманской военной коллегии при Наркомате по делам национальностей, активного сторонника национально-территориального разделения России Мирсаида Султангалеева и второго председателя Совнаркома ТАССР Кашафа Мухтарова (1896−1937), занимавшего этот пост в 1921—1924 годах. Его татарский историк даже склонен отождествлять с первым президентом Татарстана, ныне госсоветником республики Минтимером Шаймиевым. Соответственно, период правления последнего в концепции национальной истории татар у Рамзи Валеева именуется «вторым суверенитетом» Татарстана. «Многое из того, что было начато Кашафом Мухтаровым и его коллегами, было продолжено в 90-е годы. К сожалению, и тогда не знали историю первого суверенитета и его вдохновителей, сделавших первый прорыв к независимой республике», — делает вывод историк.

Надо сказать, что при всей неоднозначности такая параллель между происходившем в регионе в 1920-е и 1990-е годы вполне напрашивается: чем, собственно, так сильно отличалась политика коренизации в Татарской АССР 1920-х годов от этниизации руководящих кадров 1990-х годов, когда шло занятие ключевых постов в местном госаппарате так, что ни о каком этническом балансе говорить не приходилось? По сути, ничем. Или чем отличалась языковая образовательная политика в регионе в 1920-е и в постсоветский период? Опять же, мало чем отличалась. Более того, также вводилось обязательное изучение татарского языка во всех школах республики, что, как свидетельствует пресса, вызывало протесты у русского населения. И примечательно, как реагировала на это в местных провластных СМИ «татарская общественность»: и в 1920-е годы, и сейчас протестующих против принудительного обучения татарскому называли «шовинистами», всячески их шельмовали.

Переломить тенденцию удалось к концу 1930-х годов, когда в «учебный процесс» вынужден был вмешаться союзный центр. Изучение татарского в школах ТАССР сделали добровольным. Похожее мы видим сейчас — федеральный центр также выступил за то, чтобы школьники в Татарстане могли изучать русский язык в полном объеме, как и в других, не национальных регионах РФ, а изучение татарского языка стало добровольным выбором родителей. Исторические параллели неизбежно напрашиваются. Также очевидно, что власти Татарстана в 1990-е годы с обретением, как считают татарские историки, «второго суверенитета», повторяют национальную и языковую образовательную политику 1920-х годов. Этнолингвистический конфликт 1920−1930-х годов в Татарской АССР был разрешен после вмешательства Москвы. По-видимому, и современный этнолингвистический конфликт в Татарстане будет разрешен тоже — только после вмешательства Москвы.

Когда знакомишься с документами и прессой 1920—1930-х годов Татарской АССР, то не покидает ощущение дежавю. Как в 1920—1930-е годы звучали обвинения «в великодержавном шовинизме», так и звучат. И точно так же, как и раньше, в 2017 году их делают татарские националисты, маскирующиеся под «интернационалистов» (в современном контексте — под «федералистов» и «патриотов России»). И так же, как 90 лет назад, из-за «принудиловки» к татарскому русское население не стало массово говорить по-татарски, хотя на обучение были потрачены огромные ресурсы.



Спрашивается: стоило ли наступать на одни и те же грабли? Может быть, было бы проще не повторять старые ошибки большевиков? Ведь результата это не дало. Глядя на то, как власти республики судорожно пытаются разрешить эту проблему, на ум приходят слова философа Георга Гегеля: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса».

Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии

https://eadaily.com/ru/news/2017/10/21/rais-suleymanov-istoriya-etnolingvisticheskogo-konflikta-v-tatarstane

ROCORRUS: подобный разгул русофобии и сепаратизма вряд ли мог бы существовать без прямого, либо косвенного, одобрения властей РФ.

Рождество Христово в бандеровской Украине
РПЦЗ
rocorrus
7 января 2018 года: Одесса, улица Дерибасовская - т.н. стол призыва к исламу.
Кощунственный лозунг гласит: "Я люблю Иисуса (мир ему) потому что я мусульманин!"

Можно ли предствить аналогичный стол призыва к Православию в Турции, или в Грозном, или хотя бы в той же самой Одессе? Мы что-то сомневаемся в том, что там такое бы разрешили. А исламистам всё позволено?!




Татарский нацизм в школах т.н. Татарстана
РПЦЗ
rocorrus






Фактически, эти заместители по национальному образованию являются татарским гестапо. Это напоминает языковые инспекции в Латвии и Эстонии. Никакого Русского национального образования в Татарии априори не предусмотрено. Более того, там в школах в качестве родного языка изучается только татарский, выбрать русский в качестве родного запрещено. Татарский обязали изучать всех школьников, в т.ч. русских.

И вот такой русофобский беспредел в т.н. Татарии творится уже четверть века. Вроде бы теперь после поручения президента России Владимира Путина этот вопрос сдвинулся с мертвой точки и начал решаться. Но власти Татарии истерично упорствуют и не хотят выполнять решение главы государства.

22 представительства республики Татарстан в регионах России и зарубежных странах (практически посольства) представляют только лица татарской национальности.

Доколе этот беспредел сепаратизма и русофобии будет процветать на территории России? Пора Р.Минниханову, М.Шаймиеву и членам их исламистской клики в отставку в связи с утратой доверия. Не мешало бы им присесть на скамью подсудимых.

По большому счету надо преобразовать РФ в унитарное государство и покончить с самой возможностью этнократического сепаратизма и русофобии. Татарию нужно сделать обычным регионом России - Казанской областью.

За Русский язык в республиках РФ!
РПЦЗ
rocorrus
ЗА РУССКИЙ ЯЗЫК!

Национальные языки на добровольную основу!

Мы, граждане России, проживающие в национальных республиках Российской Федерации, на протяжении более 25 лет ежедневно сталкиваемся с вопиющей несправедливостью - обязательным изучением нашими русскоязычными детьми языка национальных республик в качестве родного языка и государственного языка. С этой целью часы изучения русского языка и литературы беспощадно урезаются.

Власти национальных республик такую несправедливость пытаются обосновать собственными законами, которые противоречат законодательству Российской Федерации, федеральным государственным стандартам об образовании и здравому смыслу. Более того, все это преподносится как обязанность, право выбора на изучение родного языка отсутствует. При этом не принимаются в расчет никакие доводы родителей об отсутствии согласия на изучение региональных языков, о сверхнагрузках, о катастрофически ухудшающемся здоровье детей и несоответствии изучаемого материала образовательным потребностям.

От нас требуют уважения и сохранения региональных языков через наших детей, носителями этих языков не являющихся. От нас требуют беспрекословного подчинения в изучении нашими русскоязычными детьми языка, родным им не являющегося. Так, например, в Республике Татарстан дети в обязательном порядке изучают татарский язык с двух лет за счет часов по рисованию, лепке и познанию окружающего мира. Далее, в школе также уменьшают часы изучения русского языка и литературы в угоду татарскому языку.

В Республике Коми по аналогичной причине нагрузка на школьников столь высока, что дети идут в школу засветло, а возвращаются из нее затемно.
Несмотря на то, что наш Президент В.В. Путин еще 20 июля 2017 года высказался о несомненном праве изучать национальные языки, ПРАВЕ ДОБРОВОЛЬНОМ, поручения Путина о предоставлении такого права всем русскоязычным детям, проживающим на территориях национальных республик, игнорируется!

До настоящего времени на всех уровнях власти, в СМИ и даже в школах используют приемы морального и административного принуждения в изучении национальных языков, а также угрозы об исключении из образовательных учреждений тех, кто хочет изучать национальные языки добровольно. Идет травля и подталкивание к вынужденному переселению таких родителей и их детей.

Уважаемый Владимир Владимирович! Мы, граждане всей нашей необъятной Родины – России, просим Вас как гаранта Конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации! Защитите наших детей! Дайте поручение Генеральной Прокуратуре России об оспаривании положений регионального законодательства, противоречащих федеральному законодательству! Обяжите законодательные власти национальных республик привести региональные законы в соответствие с положениями федеральных законов!

Пожалуйста! Защитите будущих граждан Российской Федерации - детей России от произвола местных властей!

Эта петиция будет доставлена:

Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин
Генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Яковлевич Чайка

Комитет русскоязычных родителей Татарии

Комитет русскоязычных родителей Татарии: группа ВКонтакте http://vk.com/rus_rodnoy


"Национальные" республики РФ против Русского языка
РПЦЗ
rocorrus

Энгель Фаттахов, министр образования и науки Татарии.




Вот такие сепаратистские и русофобские вещи стали нормой в т.н. Татарстане.


Русские вынуждены выпрашивать у татарских этнократов нормальное изучение Русского языка.

КПРФ за башкирских русофобов
РПЦЗ
rocorrus


16 сентября 2017 г. в Уфе прошел организованный незарегистрированной сепаратистской организацией "Башкорт" несанкционированный митинг башкирских нацистов, исламо-фашистов и русофобов. Главное требование митингующих - возобновить принудительное изучение русскими и русскоязычными школьниками башкирского языка и увольнение чиновников, не знающих данный язык. На митинге звучали традиционные для республик РФ тезисы о том, что "башкиры коренные и титульные", а русские приезжие колонисты, оккупанты и чуть ли не мигранты.

Первый секретарь Башкирского республиканского отделения политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации", член ЦК КПРФ, депутат Уфимского горсовета Юнир Галимьянович Кутлугужин выступил на митинге "в защиту башкирского языка".

Там он поддержал требования башкирских националистов и выступил за обязательное изучение башкирского языка всеми школьниками РБ.

А также обрушился с критикой языковых инициатив Путина, высказанных им в Йошкар-Оле 20 июля 2017 г. По мнению плохо говорящего по-русски главы рескома КПРФ, президент "заложил опасную бомбу под российскую государственность". Также "товарищ" Кутлугужин выступил за отставку главы Башкирии Хамитова.

Кроме того он возмутился тому, что (цитата) в "прошлом году был приватизирован «БАШНЕФЕТЬ»".

В Йошкар-Оле коммунисты тоже "отличились": они открыто поддерживают марийских нацистов типа Мари ушем, Мари увер. А когда была избирательная компания так вообще была оголтелая компания со стороны КПРФ против Русских и Православия за марийскую исключительность и язычество. Казанков и другие коммуняки баллотируясь только про марийцев и вспоминали, хотя русских большинство в Йошкар-Оле и республике Марий Эд + куча русофобии + памятник палачу Сталину поставили.

Марийские. нацисты в свою очередь снюхались с татарскими нацистами. И на русофобско-сепаратистском митинге про 1552 год они были вместе. Мерзкий сайт - это американский Идель Реалии - там татарские нацыки любят марийских и чувашских националистов поддерживать. Так же вместе на своем сайте и группах они разжигаю ненависть и русофобию + сепаратизм. А коммуняги на это глаза закрывают и поддерживают!

Так что им всё равно с кем: хоть с чертом пойдут, лишь бы против Русских и России.. Комуняки всегда русофобов поддержат, а на русских им плевать.

Большевики сначала создали нацреспублики, активно боролись, как они говорили, с великорусским шовинизмом, проводили политику коренизации и дискриминации Русского народа. Русских отовсюду изгоняли. Ленин говорил, что национализмы малых народов нужно поддерживать, а народов больших - жестоко пресекать. Вот и коммунисты занимаются этим по сей день. Такая политика развалила СССР, такая политика развалит РФ, если ничего не менять, а РФ - есть продолжение совка, и деюре и дефакто. К русским отношение улучшилось, хотя бы не убивают как в СССР. Но русским власть не принадлежит уже 100 лет как. Поэтому власти РФ будут потакать всем, но не русским. Русских будут наказывать и издеваться. Это и есть продолжение ленинской политики.

КПРФ открыто продолжает ленинскую политику русофобии, сепаратизма и коренизации.

Лжесвященник из РПАЦ поддерживает богохульников
РПЦЗ
rocorrus


Все вы уже знаете об отвратительном фильме "Матильда", который практически на бюджетные деньги РФ снял еврейский русофоб Алексей Учитель. Многие Русские люди выступили резко против фильма, оскорбляющего Святого Царя-Мученика Николая II.

К сожалению, РПЦ МП следуя своей традиционной сергианской сущности отмалчивается, не давая оценки очевидному святотатству.

Зато некоторые другие юрисдикции вполне даже себе поддерживают киношную мерзость.

РПАЦ - секта богоборцев!
РПАЦ - секта богоборцев!

Не имеющий прихода клирик пресловутой суздальской "Российской Православной Автономной Церкви" ленинградский аферист "протоиерей" Алексей Лебедев нахваливает "творчество" подонков от киноиндустрии, о чём и хвалится на своей странице в фэйсбуке. Ничего другого от проамерикански настроенного провокатора мы и не ожидали.

Вот такой бесславный конец РПАЦ, выродившейся в крикливую антироссийскую секту.




Русофобское безумие педагогики т.н. Татарстана
РПЦЗ
rocorrus



«Что ж ты, фраер, сдал назад?»

Министерство образования Татарстана мечется в страхе перед проверкой Генпрокуратуры РФ.

В последние дни действия Министерства образования Республики Татарстан напоминают то ли муравейник, облитый керосином, то ли пожар в борделе. Тяжела и неказиста жизнь татарского националиста: навязываешь-навязываешь татарский язык русскоязычному населению, чувствуешь себя хозяином жизни и – бац! Едет с проверкой Генпрокуратура РФ и Рособрнадзор. И приходится думать, как прикрыть свои сепаратистские изыски. А наворотили столько, что прикрывать уже не получается. В ход пошла уже настоящая информационная война в стиле незабвенной Джен Псаки!



Этих манифестующих власти Татарстан не наказали. Своих не трогают.

Итак, в Министерстве образования и науки Республики Татарстан – настоящая паника. Ещё бы! Не смотря на все успокоительные заявления Министра образования РТ Энгеля Фаттахова, впервые за 26 лет «незалежности»… простите, «независимости» Татарстана, в учебных заведениях и других учреждениях Республики Татарстан начинаются массовые проверки соблюдения Федерального закона N 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» от 01.06.2005. В этом законе чётко прописано, что на всей территории Российской Федерации государственным языком является – русский. Парадоксально, но параллельно проверяющие будут выяснять, как соблюдается закон «О государственных языках Республики Татарстан». Который, мало того, что провозглашает на территории равноправие русского и татарского языков и право гражданина самостоятельно выбирать, каким из них пользоваться, так ко всему прочему, гласит:

«… Государство гарантирует гражданам в Республике Татарстан осуществление основных политических, экономических, социальных и культурных прав вне зависимости от знания ими какого-либо языка. …»

В общем, истерическое навязывание татарского языка всем и каждому (а в иных школах – по 5-6 часов в неделю) в данное законодательство как-то не вписываются. То есть кто-то за таких художества должен будет ответить. По закону ли или в кулуарах – вопрос другой. Но – отвечать приходится. А очень не хочется. Поэтому Министерство образования Татарстана истерически заметалось.

Сначала на официальном сайте Министерства образования и науки РТ появилось «Разъяснение» о том, что навязывание русскоязычному населению татарского языка с детского сада, и 5-6 уроков татарского языка в неделю в школе, это всё соответствует действующему законодательству РФ и РТ. «Разъяснили», порадовались, а – рано. «Разъяснение» провисело на официальном сайте Министерства образования Татарстана меньше суток. Видимо очень быстро нашлись юристы, объяснившие «талантливым» сотрудникам министерства, что такое «Разъяснение» вообще-то для толкового юриста может стать основанием для иска в соответствии с п. б). ч. 2 ст. 282 УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет» с использованием служебного положения). И если суды Татарстана ещё попытаются «защитить» родное Министерство, то когда дойдёт до судов общероссийской инстанции, мало не покажется.

Тем более, что тот «татарский язык», который преподаётся в учебных заведениях Татарстана не имеет никакого отношения к разговорному «живому» татарскому языку! Те теоретики, кто надеется на то, что изучив татарский язык в школе, житель Татарстана сможет понимать языки тюркских народов (турецкий, башкирский и др.) будут разочарованы: «школьный» татарский не всегда понимают носители бытового татарского языка. «Школьный» татарский это «мёртвый» новояз, не имеющий ничего общего с жизнью. А учитывая, что татарский язык не может быть использован ни в науке, ни в производстве, ни в мировой культуре – возникает вопрос – зачем вообще татарский язык нужен русскоязычному населению Татарстана? В качестве знака уважения? Не велика ли цена для «уважения», если оно должно проявляться в ущерб жизненным интересам «уважающего»?



Любимый лозунг сторонников насильственного изучения татарского языка. Их тоже не наказывают. Ну правда, за что?

Убрали «Разъяснение» и тут же попытались действовать в прямо противоположном направлении.

Из детских садов убрали занятия по татарскому языку (теперь дети, если что и знали, забудут, включая тех, кому это было надо).

В школах обязали администрацию скрывать «лишние» уроки татарского языка вплоть до простого вычёркивания их из расписания ценой появления «окон» (что вообще-то тоже нарушение). В Набережных Челнах развернулась настоящее противостояние между школьными администрациями, идущими на поводу у татарских националистов и родителями, которые больше не хотят допускать издевательства над своими детьми. Например, в г. Набережные Челны родители из школы № 35, увидев такие ухищрения обратились к администрации школ города с возмущённым открытым письмом:

«Мы не злорадствуем. Нам больно и стыдно смотреть на вас - директоров школ. Вас заставляют видеть в нас врагов и источник неприятностей. Но на деле вы такие же жертвы, как и наши дети. И даже нарушения прячете также по-детски: прикрываете сломанную игрушку одеялом в надежде на то, что взрослая тетя Прокуратура не заметит поломки».

Вообще ситуация в Татарстане стала взрывоопасной: русскоязычное население, права которого 26 лет безнаказанно попирались националистами правительства Татарстана, которое и с журналистами-то подчас демонстративно отказывается разговаривать на русском, почувствовали шанс на коренной перелом ситуации. Причём они прекрасно понимают, что правительство Татарстана навстречу им само не пойдёт: насильственное навязывание татарского языка – один из краеугольных камней внутренней политики Республики Татарстан.

- Если посмотреть, что недавно делалось в Башкирии, то там какое-то время министерство образования, видимо, давило на директоров школ, чтобы они заставляли родителей подписывать согласие на изучение башкирского языка, - рассказала нам активист Елена. - Вероятно, такое давление будет сейчас осуществляться на родителей Татарстана. Здесь главное не поддаваться шантажу. Сразу обращаться в прокуратуру РТ и даже РФ, в Комитет русскоязычных родителей РТ и филиал в Челнах. В общем, не молчать.



Эти честные глазки не могут врать!... А уже через год на этом же месте кричали "Русские, вон из Татарстана!"

Тогда Министерство образования Республики Татарстан попыталось сделать вид, что идёт навстречу русскоязычному населению. И начало было принимать заявления родителей с отказом от изучения татарского языка. И – снова шок для националистов в Министерстве образования Татарстана: первое же заявление об отказе от изучения ребёнком татарского языка в школе пришло от семьи, не со славянской фамилией.

Мать ученика школы № 9 г. Набережные Челны - Алсу Газизова написала на своей стене «ВКонтакте»:

– Вот это новости! Сейчас звонит наш классный руководитель (сын болеет, не ходит в эти дни в школу) и говорит: вы же написали отказ от татарского языка, пусть ваш сын приносит альбом для рисования, книгу или что-то, чем будет заниматься во время этого урока. Не будет же он по школе гулять. То есть, мой ребенок не будет изучать татарский язык, вот так просто!

Принятие заявления об отказе от изучения ребёнком татарского языка, вызвало такую бурю восторга в Интернете среди русскоязычного населения, такой взрыв энтузиазма, что стало ясно: за этим сообщением последует вал «отказных» заявлений. И этот вал похоронит под собой все надежды татарских националистов на то, чтобы замолчать свои сепаратистские и русофобские действия. Поэтому Министерство образования Республики Татарстан начало информационную кампанию «опровержения» возможности отказа от навязываемого татарского языка.

Через три дня появляется ряд статей, заявляющих, что отмены татарского языка для сына Алсу Газизовой не будет. Правда подконтрольные правительству Татарстана журналисты не осмелились врать полностью, лишь пытаясь затушевать событие.

«Информация об освобождении школьника в Челнах от уроков татарского оказалась фейком!» - пишет портал kazanfirst.ru Правда, если разочарованный читатель всё-таки дочитает статью до конца, то прочтёт и последний абзац: «Сейчас среди родителей проводят разъяснительную работу. Заявление об отказе изучения татарского языка, которое поступило в школу от Газизовой, рассмотрят в соответствии с законодательством».

То есть, заявление Алсу Газизовой всё-таки было принято, и ему был дан законный ход! Ну кого пытаются обмануть продажные журналисты? Тех, кто не читает статьи дальше заголовка?

Издание r16.ru, опубликовавшее статью о принятии заявления Алсу Газизовой об отказе от насильственного обучения её ребёнка татарскому языку, правда, продолжило объективное освещение ситуации. И выяснило интереснейшие вещи:

- директор школы №9 г. Набережные Челны отказалась ответить, подчиняется ли Министерство образования РТ Министерству образования РФ (можно понять директора, если скажешь «да», то ребёнка от татарского освобождать придётся, а это – истерика Минобра Татарстана; скажешь «нет» - нарушишь закон);

- Прокуратура Татарстана уже не сможет отказать Алсу Газизовой, потому что уже случился юридический прецедент: в августе 2017 в прокуратуре Башкирии отметили, что в «школах может вводиться преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации, граждане имеют право на изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации (ст. 14 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»)». По мнению сотрудников прокуратуры, «законом закреплено право, а не обязанность по изучению родных языков и государственных языков субъектов Российской Федерации».



Их защищают Правительство и Госсовет Республики Татарстан. Защитит ли Россия тех, кто хочет жить по законам Российской Федерации, а не "по понятиям" татарских националистов?

Что можно сказать о ситуации? Только то, что Министерство образования и науки РТ оказалось в состоянии: уж на сковородке». Татарские националисты загнали себя в ловушку, и теперь всё зависит от политической воли Москвы. И русскоязычное население, а также – немалая часть татар Республики Татарстан, также как и русскоязычные, замордованных «школьно-татарским» новоязом, ждут от Москвы, чтобы она поставила на место зарвавшихся националистов из Министерства образования Республики Татарстан. И если Генпрокуратура РФ и Рособрнадзор «не найдут доказательств нарушений», ситуация будет чревата не просто резким усилением позиций националистов в Татарстане, она чревата социальным взрывом. Потому что это было бы предательством в духе Б. Н. Ельцина. Таким же, как предательство рижского ОМОНа, таким же, как предательство 131-й майкопской бригады, отправленной на смерть в Грозный в новогоднюю ночь, таким же, как предательство правительством Ельцина миллионов русских, брошенных на произвол судьбы за границами России после распада СССР. И в это очень не хочется верить.

quis-quaeritis

https://cont.ws/@quis-quaeritis/713061

ROCORRUS: настала пора не только уволить Рустама Минниханова и его камарилью в связи с утратой доверия. Назрела и перезрела острая необходимость полностью упразднить т.н. республику Татарстан и преобразовать ее в Казанскую область. Иных эффективных способов однозначно покончить с разгулом русофобии, исламизации и сепаратизма в Казанском регионе - нет.



Это один из самых отъявленных русофобов и сепаратистов выступает против территориальной целостности России на своей странице в фэйсбуке. Не пора ли правоохранительных органам привлечь гражданина Гараева к уголовной ответственности по статьям 280, 282 УК РФ?

Вакханалия против Русского языка в Татарии завершается?
РПЦЗ
rocorrus
«Татарский язык не сдадите — в следующий класс не переведем»

Глава Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов рассказал Daily Storm о том, почему русские в республике обратились к министру образования России

В последних числах августа в руки министра образования России Ольги Васильевой через многодетную семью из Подмосковья была передана папочка с болью тысячи русских семей, проживающих в Татарстане. Они просят министра обязательно прочитать ее лично. «Спасите наших детей от насильственного изучения татарского языка!» – умоляют они Васильеву, уже много лет не находя поддержки, в том числе и в подконтрольном ей ведомстве. Власти Татарстана проблему не признают. Хотя открыто заявляют, что республика – это самостоятельно государство. Именно это черным по белому написано в школьных учебниках, на обложках которых Татарстан ставится в ряд с ведущими мировыми державами отдельно от России. О ситуации с русским языком в республике, а также почему ситуация в Татарстане напоминает Украину, специальному корреспонденту Daily Storm Наталье Башлыковой рассказал глава Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов.

– Михаил Юрьевич, Вы — один из тех, кто собирал папку для министра, почему Вы решили передать ее лично?
– Мы неоднократно пытались обратить на эту ситуацию внимание федеральных властей. Писем на эту тему, в том числе министру образования, написано уже очень много. До сих пор мы получали ответы по стандартной схеме, когда все спускалось обратно в республику… Однажды нам пришел ответ, что переписку считаем завершенной.

Поэтому мы пошли другим путем. Нам помогла женщина из Подмосковья, которая прочитала боль родителей в нашей группе в социальной сети «ВКонтакте» – Комитет русскоязычных родителей Татарстана. Она согласилась напрямую передать папку Васильевой. Кроме того, одновременно с этим президент России Владимир Путин дал поручение Генеральной прокуратуре РФ провести проверку добровольности изучения национальных языков в регионах. На Совете по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле он заявил, что недопустимо сокращать часы русского языка за счет других языков. Президент обратил на это особое внимание руководителей регионов. Для нас очевидно, что это было сказано про Татарстан, потому что самая тяжелая ситуация здесь. Но наши первые лица республики это не признают. И уже заявили, что у нас все в рамках закона.

– Что сегодня происходит в республике с русским языком?
– Русское движение в республике Татарстан заботит ряд проблем, которые сегодня не признает власть. Но, безусловно, на первом месте в республике стоит проблема русского языка в образовании. Решить ее очень сложно, поскольку наше законодательство «заточено» под двуязычие. Обязательным для изучения в школе являются русский и татарский языки. У меня дети уже взрослые, я сам поначалу не сопротивлялся тому, чтобы они в школе изучали татарский язык. Но позже я убедился, что это абсолютно ненужный предмет для моих детей. Они не могут его выучить, так как у них нет для этого ни мотивации, ни среды, в отличие от их татарских сверстников. По моему мнению, так считают от 60 до 80% населения, включая татар. Они понимают, что будущее для них — это русский язык.

Тем не менее, региональная власть упорствует и позиционирует этот язык как равный русскому во всех измерениях. Чиновников не смущает даже тот факт, что это противоречит Конституции РФ, где единственным государственным языком всей страны установлен русский.

Еще одна проблема — правовая коллизия. Это то, что в РФ русский язык не имеет статуса родного, хотя таковым его считают 92% граждан. Например, у нас в республиканском законодательстве понятие родного языка противопоставляется русскому языку.

– Это как?
– То есть родной — не русский язык, а татарский. Но если я русский, то какой для меня может быть родной язык? Это первое, что, на мой взгляд, надо исправить в законодательстве, потому что должна быть незыблемая основа для государственного языка, гарантирующая безопасность страны... Фундаментально, по-крупному, русские в Татарстане осознали эту проблему в 2009 году с введением ЕГ по русскому языку в качестве вступительных испытаний в вузы. Родители терпеть — терпели, а потом поняли, что их дети не могут поступить в институты. Например, чей-то ребенок наполучал троек по русскому, который из-за ограниченности часов (в пользу татарского) он плохо знает.

– Каково соотношение часов преподавания русского и татарского языков?
– Все поровну. Это принципиальная позиция для власти и татарских националистов, которых она поддерживает. Я бы сравнил это со Сталинградской битвой – не отдадим ни пяди земли. Но как поровну? Например, у Татьяны Логиновой, которая тоже находится в нашем объединении, у ее ребенка в неделю по три урока русского и литературы и пять уроков татарского языка и еще один по татарской литературе, где также фактически проходят предмет «татарский язык».

Наша принципиальная позиция какова? Русские дети должны изучать татарскую литературу в переводе на русский. Это же логично. Они не являются носителями татарского языка, они плохо понимают прочитанное. Тем не менее, таких переводов нет. Поэтому, конечно, очень логично, что большинство русских учащихся получают за татарский язык плохие оценки. Причем, их за это давят, гнобят, обманывают. Говорят детям: язык не сдадите, мы вас не переведем в следующий класс. Например, у нас был такой случай, когда мама клала ребенку в портфель диктофон, а потом прослушивала то, что ему говорят учителя о его родителях, не поддерживающих изучение татарского языка, а также унижения, оскорбления ребенка в присутствии класса. Это, конечно, недопустимо с точки зрения педагогической этики, но большинство молчит, чтобы ребенок просто мог окончить школу. Потому эта тема табуирована. Молчите — и вам вашу троечку нарисуют.

– Такая ситуация только в Татарстане?
– В Башкирии была сходная ситуация, но там взялась за дело прокуратура, и президент придерживается другой позиции. У нас же — кремень.

– Как Вы думаете, почему?
– Есть такой деятель — Рафаэль Хакимов, который конструировал республику Татарстан, как суверенное отдельное государство. Он был долгие годы советником по внутренней политике у Минтимера Шаймиева. Это известный писатель, крайний националист, именно государственного регионального масштаба. При нем в 90-х годах в республику привозили такого человека, как Аслан Масхадов. Из президиума он учил наш госсовет республики, как нужно строить отношения с Россией, почему надо поддерживать народно-освободительное движение, а также, что такое Ичкерия. Это был проект Хакимова.

В общем, неподписанный сегодня договор Москвы с Татарстаном – это часть системной ситуации, созданной реваншистской, этнократической группой, сформировавшейся экс- президентом Шаймиевым. Там сегодня есть люди, которые хотят реванша и возвращения на 500 лет назад, чтобы опять появилось отдельное татарское государство. Есть в республике те, кто откровенно не хотел бы видеть тут русских. Это естественно, потому что русские — не помощники им в строительстве такого государства.

– Из Москвы этого не видно. Как это проявляется?
– А из Москвы что было видно про Украину, пока там не полыхнуло? Все то же самое сегодня здесь. Я сам кандидат технических наук, в институте преподаю, но защита русского языка — теперь моя вторая половина. Я уже тут 30 лет этим занимаюсь, начиная от создания фольклорного движения, фольклорных ансамблей, праздников, до выступлений на различных научных конференциях и мероприятиях.

– Есть ли противодействия вашей деятельности?
– Для властей я персона нон грата. Например, они просят, чтобы мне не давали слова на различных мероприятиях. Неоднократно меня пытались привлечь к административной ответственности. Но все такие административные дела я выигрываю либо в нижней инстанции, либо в Верховном суде. Потому что все претензии ко мне – фуфло откровенное. Однако им все равно нужно меня задавить, зажать, припугнуть…

Если вернуться к договору, то есть совершенно точно люди, которые бы хотели отделения от России, вплоть до того, чтобы реализовать какую-то программу расселения – переселения. Также в республике всегда были те, кто использует этот фактор в политической игре.

– Что за игра?
– Она заключалась в том, что сначала объявили суверенитет, провели референдум, по которому 61,4 % населения высказалось за то, чтобы считать республику субъектом международного права и самостоятельным государством. В то время была вброшена такая идея, что у нас нефтяной край, а в условиях суверенного государства у нас дети будут рождаться автоматически миллионерами как в Саудовской Аравии. Но в итоге, у кого сейчас вся нефтянка? У семей и кланов. В общем, суверенитет Шаймиевская команда использовала как инструмент обогащения, создание благополучия своим потомкам.

Если вы обратите внимание, жена у нынешнего президента Татарстана — очень успешный бизнесмен. За 2016 год она заработала 2,6 миллиарда рублей. В общем, относительно Москвы – это отдельный организм, некий кокон. Не знаю, удастся ли его федералам и Владимиру Путину распутать. Сейчас появились некие сигналы, в том числе банкротство банков, потому что банки здесь – это дворцы и замки.

– Вы сказали, что в республике повторяются те же процессы, что и на Украине, что именно под этим вы имеете ввиду?

– Все маркеры схожи, язык в том числе. Допустим, такой факт, вся история республики переписана. Если вы возьмете учебник под авторством Д.К. Сабировой, Я.Ш. Шарапова «История Татарстана. С древнейших времен до наших дней», то там Татарстан рассматривается как самостоятельное государство со времен древней Булгарии.

В частности, там говорится, что в 1552 году Россия совершила акт агрессии и оккупировала Татарстан. Светлые силы – они в республике, а черные – понятно откуда. Это идет в других учебниках. Было очень много жалоб, в том числе в прокуратуру, но они не дают результатов.

Причем у нас не просто учебники истории переписываются, а академическая историческая наука строится на полностью переписанной истории. Вот, например, Индус Тагиров – настоящий академик, доктор наук, профессор. Он фактически глава исторической школы республики Татарстан. То есть все наши кандидаты и доктора прошли его школу. И этот человек на полном серьезе говорит, что республика Татарстан насчитывает 3000 лет, а по территории включает не только Татарстан, Башкирию и всю Сибирь, но и весь Китай. В советское время озвучивать такое было невозможно….

Такая же ситуация с искусством, творческими союзами. В местном союзе писателей чуть более 300 татар и, по-моему, 13 русских, причём, в русской секции татар даже больше, а в секции татарских писателей - по-моему ни одного русского. То есть русское слово тут вообще не развивается. Мы пытались один проект запустить. Некий русский писатель хотел сделать альманах «Русское слово». Пробивали, говорили об этом на всяких статусных собраниях. В итоге из названия убрали слово «русское» и поставили рулить изданием татарина. То же самое в Союзе композиторов, в Союзе художников.

– А что было в Вашем письме Васильевой?
– Мы сообщили о соотношении часов татарского и русского в школах, о том, что мы не можем отстоять свое право на полноценное изучение русского языка. Написали о том, по каким программам учатся наши дети, о том, что в школах совершаются подлоги, об агрессии в адрес детей. Если кто-то что-то вякнет, то потом ребенка на линейке могут при всех отчитать: «вот из-за его папаши и мамаши этот ваш одноклассник отказывается уважать татарский народ». Когда противопоставить уже нечего поборники такого своеобразного регионального образования переходят на истеричное: «Учите, неучи, язык народа, на чьей территории живёте!»

Хотя говорить о том, чья это на самом деле территория, сложно. До булгар тут жили именьковцы, которые считаются протославянами. То есть территория перетекала плавно, оттуда сюда. И вообще русские с татарами — комплементарные народы, между которыми до сих пор не было серьезных противоречий. У татар к началу революции выработались механизмы взаимодействия с царской властью, с доминирующим православием, и о шариате никто не думал. Сейчас же шариат, который пропагандируют у нас по всем мечетям. Люди, которые их посещают, рассказывают, что до 20% молящихся – салафиты и ваххабиты. Эта идеология радикального ислама распространяется сегодня здесь из-за бесконтрольного проповедования пришлых из Саудовской Аравии и ряда других стран Ближнего Востока.

Я в это тоже поначалу не вникал, но когда увидел, что стали жечь церкви, что идут перестрелки с ваххабитами в городской черте, изучил этот вопрос. Ведь прежний муфтий в результате этого остался без ног, чудом выжил.

А главный лидер традиционного татарского ислама, богослов Валиулла Якупов был убит в подъезде собственного дома. До девяти церквей в республике поджигали или пытались сломать ваххабиты. Несколько церквей сгорело дотла.

– Каково сегодня соотношение русских и татар в республике?
– По региону при последней переписи чуть более 53% татар и почти 39% русских. Хотя есть инсайдерская информация от силовиков, что на самом деле русских сейчас здесь большинство. Просто для татар принципиально быть большинством. В предыдущих переписях численность татар в республике была меньше 50%. Ни откуда появиться они не могли, потоков миграции в республику татар также нет.

Интересен и такой, например, факт: Иван Грозный отселял татар от рек, чтобы они не грабили. Поэтому во всех селах по берегам рек живут русские. Но в последние годы идет негласная политика переселения татар в русские деревни. И есть тенденция мечетизации всех деревень, включая чисто русские.

В детских садах, не спрашивая родителей, вводят питание халяль. Это как у евреев кашерное, то есть религиозно правильное. Это что теперь перед приемом пищи детям переосвящать эту еду?

Пренебрежение интересами православия – это тоже доминанта этой конструкции. Везде, где можно без него обойтись, без него обходятся, но батюшку всегда стараются посадить рядом с муллой. Или, допустим, строительство мечетей, которое шло очень усиленными темпами при президенте Шаймиеве. Сейчас в республике около полутора тысяч мечетей. Причем негласно, к этому властью были подключены местные предприниматели. Даже была такая тема, когда русский бизнесмен хвалился, что помог двум православным храмам и четырем мечетям. При этом при царях в Татарстане было сильное купечество, особенно в провинции. Это были купцы-старообрядцы, которые создавали тут могучие очаги культуры и русскости, начиная от семейных ценностей заканчивая храмами, которые они тут строили. Это около 500 намоленных, духовно богатейших православных храмов, большая часть которых сегодня разрушается и стоит в запустении.

Эту тему пока никто не поднимает. Но я считаю, что это позор для региональной власти, которая допускает умирание таких жемчужин. В Казани такие примеры были. Это, например, домовая церковь купца Никляева XVIII века, на территории алтаря которой построено новое трехэтажное здание. Как общественность ни возмущалась, сколько ни писали главе региона об этом, защитить храм нам не удалось.

Наталья Башлыкова

Daily Storm

ROCORRUS: сепаратисты и русофобы из руководства Татарии открыто выступают против прямого указания президента России Владимира Путина.

Когда же наконец-то Владимир Путин уволит Рустама Минниханова в связи с утратой доверия?

Что еще должны сделать этнократы из руководства т.н. Татарстана, чтобы быть уволены и отданы под суд?

Русские школьники должны иметь право в полном объеме изучать Русский язык, в т.ч. в качестве родного языка и совсем не изучать татарские язык, литературу и историю.

Русские школьники должны иметь право посещать уроки Основ Православной Культуры, чего нет в Татарии, вопреки ФГОС.

Русским школьникам в Татарии в учебных заведениях должно быть предоставлено русское меню в столовых, а не халяльная еда, посвященная лунному "богу" аллаху.

Откровение очередного "русского" экс-басурманина
РПЦЗ
rocorrus
ОТКРОВЕНИЕ ОЧЕРЕДНОГО РУССКОГО ЭКС-МУСУЛЬМАНИНА

Aleksey: я бывший мусульманин. Подписан чужим именем, чтобы не палиться перед "братьями". За свои слова и мысли я уже, как бы, сам кафиром стал, с их точки зрения. Разочаровался в исламе по массе причин, думаю о принятии христианства.

В ислам я очень глубоко внимал и, в принципе, знаю все проблемы и слабые стороны этой «религии».

Много ли мусульман среди ваших знакомых, друзей и родных? В чем проявляется их связь с исламом? (совершают ли молитвы, читают ли исламскую литературу и т.д.)

Aleksey: Среди моих знакомых мусульман довольно много, в каждой мечети у меня было полно знакомых, два моих настоящих друга отошли от ислама вместе со мной, как и мои жена и отец. Окружающие меня мусульмане просто фанатики, соблюдать стараются от А до Я.

Приняли ли вы ислам сами, или же вы родились мусульманином? Если приняли сами, то как именно вас привлекли в ислам? (решение каких проблем вам обещали, какие преимущества показали, и т.д.)

Aleksey: Я принял ислам сам, добровольно, несколько лет тому назад, Привлек меня ислам многим:

мне понравились запрет алкоголя, "искреннее" братство, казалось, что в исламе все просто и правильно - один Бог, последний пророк, все библейские пророки признаются, регулярность молитв, нет сложных догматов, как в других религиях. Преимуществ было, на первый взгляд, много

Как долго и насколько глубоко Вы изучали ислам до его принятия? Было ли вам известно о том, что Мухаммед вменил в обязанность мусульманам казнить вероотступников? Насколько хорошо вы были знакомы с его биографией?

Aleksey: Я бы не сказал, что изучил серьезно, все это было как-то спонтанно, хотя перед этим много думал о принятии ислама, и принял сразу, как посмотрел фильм "ислам в Библии: 200 пророчеств". Позже, сверив факты, я понял, что этот фильм полнейшая ложь. Насчет казни я знал, но думал, что в исламе буду всегда. К тому же Россия не шариатская страна и мне ничего не будет.

Тогда был знаком с биографией Мухаммада поверхностно, но он мне казался похожим на библейских пророков.

Что вам понравилось в исламе? Как изменилась ваша жизнь? Чему ислам вас научил? Расскажите о положительных и отрицательных практических сторонах вашего принятия ислама.

Aleksey: Сначала мне понравилось "чистое" единобожие, хорошее отношение ко мне среди мусульман поначалу, считал себя нужным, что ли... Жизнь изменилась не в лучшую сторону, сразу же появилось много запретов и обязанностей, приходилось просто ломать себе волю и разум.

Музыка харам, алкоголь харам, любые фильмы харам, на девушку взглянуть харам и т.д. Постоянно надо было делать намаз в любом месте, мои старые знакомые плохо стали ко мне относиться, мол, я предатель и так далее. Но со временем стал привыкать, и стало проще, вроде. Хороших моментов было мало, даже не знаю, что вспомнить. Разве что моя свадьба, и то, она "харамная" была... Связался с "братьями"-саляфитами, с самого начала постоянно на мозги капали, что ничего нельзя! Надо быть праведником! Постоянные нравоучения, угрозы Аллахом, адом… Это стало выводить из себя просто, но я боялся ада и старался всё соблюдать, изучал таухид, науку единобожия каждый день по нескольку часов. Именно благодаря его изучению я и понял, что ислам далек от чистого монотеизма... Будучи в исламе, я вставал на намаз по 1-2 раза за ночь, постоянно прерывал сон и начались сильные бессонницы. Одно время просто жил на снотворных, которые и то не помогали. Я стал часто болеть, потом в неврологию попал, пролечили. После этого перестал вставать на намаз, сказал об этом братьям, так мне звонили на телефон и будили. Я стал выключать на ночь, а они на меня за это орали, обижались еще... Благодаря четырём рамаданам заработал хронический гастрит, хронический панкреатит и холицистит! Обезвоживание и скачки давления были каждый день рамадана "благословенного"... Жил среди постоянных запретов, каждый мельчайший вопрос в жизни делился на можно или нельзя с точки зрения шариата. Боялся наказаний этой жизни, могилы и ада, всё соблюдал, но мне продолжали капать на мозги братья, исламские лекторы, которых слушал, книги. И сам «грузился» постоянно. Вся эта мучительная жизнь просто стала невозможной, я стал ненавидеть всех немусульман и завидовать им, что они хотя бы живут нормально... Потом собирался отправляться на джихад в Сирию. Мой друг отправился, и так и пропал там. Слава Иисусу Христу, что я тогда с ним не уехал... Ислам научил меня переносить страдания, вот главная наука.

Занимались ли вы призывом в ислам? Если да — то как вы это делали? (на что делали упор, какие испытывали трудности с призывом, скольких смогли призвать и т.д.)

Aleksey: Занимался призывом (дааватом) постоянно, можно сказать, первых встречных призывал, делал упор на единобожие и на опровержения взглядов того, кого призывал. Трудности были, кто-то не слушал, кто-то спорил сильно. Призвал около 15 человек, считая моего отца, друзей, жену. Некоторые из них до сих пор фанаты хладнокровные.

Когда (при каких условиях) появились первые сомнения в исламе?

Aleksey: Сомнения начались у меня почти полгода назад, с тех пор, как стал спорить с христианскими миссионерами и знающими христианами. Потом я это оставил и стал активно заниматься изучением критики христианства и исламской апологетикой, вникал глубже в христианство, изучал, сравнивал и тогда стал понимать, что критика христианства – ложь с точки зрения истории, и что у христиан больше доводов, подтверждающих их правоту, чем у мусульман...

Как вы поначалу справлялись с сомнениями? Игнорировали ли вы их? Задавали ли другим мусульманам вопросы на интересующие вас темы, внушавшие вам сомнение в исламе?

Aleksey: Сомнения меня терзали, молился, чтобы от них избавиться, больше изучал апологию ислама, игнорировать уже не получалось... Задавал вопросы, даже шейхам писал, но не получал ожидаемых ответов.

Что явилось последней каплей для выхода из ислама? Начиная с какого момента вы твердо решили, что вы больше не мусульманин?

Aleksey: Последним доводом для выхода из ислама было то, что я понял - единобожие раскрывается именно в Святой Троице. Понял, что Бог своим Словом сотворил мир, что есть сам Бог-Слово, Иисус, что Бог есть Дух, а не аморфное тело, что Бог создал мир и сделал его добрым, а зло это искажение добра, и творение Его было однократно и теперь мир функционирует заложенными Им законами... Причем, в Коране и сунне говорится, что Иисус Слово Аллаха и Дух от Него. Хадис есть: Аллах создал Адама по Своему образу, аят: Мы вдохнули в Адама от Нашего Духа и он ожил, Аллах грядет с облаками и ангелами судить мир, а ведь в Библии это относится к Иисусу, то есть как бы косвенно ислам подтверждает правоту христианства. Я осознавал, что в исламе таухид нарушается самим его учением: что Коран вечное Слово Аллаха, значит Коран божественен, ангел Джибриль, передавая откровения, садился на небесный трон словно уподоблялся Богу, хотя древних пророков сам Бог учил. Мухаммад, ходатай смертный в день суда, Аллах посылает ангела в утробу матери и он придает форму младенцу, значит творец – ангел, и это нарушение единобожия. Так же есть много хадисов, что сахабы брали благословения с выделений и вещей Мухаммада, что противоречит единобожию.

Суфии это продолжают, а саляфиты отрицают, но хадисы есть хадисы. Так же Кааба, черный камень – идолы. С точки зрения мусульман они сами совершают многобожие, кланяясь Каабе, хоть и говорят, что это просто направление молитвы, и целуют черный камень, но потом яростно упрекают христиан, что они молятся в сторону алтарей, почитают святыни и целуют иконы... Также, все обряды хаджа чисто языческие. Авраам и Измаил не имеют к ним никакого отношения... Опять же, чисто языческие представления о мире, где существуют джинны, слепоглухонемые палачи с кувалдами в могиле, природа разговаривает , ад просит добавки и Аллах будет топтать его своей стопой... Искажение духовного мира! В Коране так же неправильно изложена троица: Абдурахман Ас-Саади в своем тафсире пишет, что христиане признают троицу в трех ипостасях – Иса, Марьям и Аллах. И это написано всего 100 лет назад! Значит, он даже представлений не имел о христианских воззрениях. Получается, не знал, что опровергал!? Так же, Святым Духом назван ангел Гавриил или то существо, которое представлялось его именем... Я, понимая все это, сделал дуа (помолился), чтобы Бог открыл мне правду и показал, где истина. После молитвы я лег спать и мне приснился Иисус Христос и сказал мне: «Триединоство не противоречит единобожию, а раскрывает его, прими Меня, как своего личного Господа и Спасителя, и Я войду в твою жизнь». После этого Он обнял меня, а я заплакал и проснулся. Я был ошеломлен просто, один и тот же сон мне еще три ночи подряд снился. После этого я понял, что истина в христианстве, и стал активно изучать его. Вот это было моим выходом из ислама

Чувствовали ли вы себя "заблудшим" человеком? Испытывали ли чувство вины перед Аллахом, в которого вы, может, тогда еще верили? Не планировали ли вы возвратиться в ислам в неком неопределенном будущем?

Aleksey: Было такое чувство, но больше связано с тем, что я скучал по исламу, хотя такой скуке не позавидуешь.

Сообщили ли вы своим знакомым мусульманам о том, что вы больше не разделяете их веру? Как они отреагировали?

Aleksey: Сообщил только самым близким двум друзьям, отцу и жене, все они тоже оставили ислам очень быстро, хотя сначала колебались. Другим не говорю и скрываюсь, чтобы не было проблем.

Что должны сделать мусульмане, чтобы вы снова вернулись в ислам? Как они смогут снова убедить вас в том, что ислам — "истинная религия"? На какие ваши вопросы они должны будут ответить, чтобы вы "раскаялись"?

Aleksey: Я больше ничего от них не хочу

Справились ли вы со страхом того, что ислам все же может быть "истинной религией"? Если да, то как именно? Если нет, то примете ли вы ислам снова, если этот страх не будет одолен?

Aleksey: Справился, сначала он меня одолевал, но со временем как-то прошел.

Какого мировоззрения вы придерживаетесь сейчас? В чем его недостатки и преимущества по сравнению с исламом? Вы приняли новое мировоззрение до или после изучения его доказательной/аргументационной базы? Как его принятие сказалось на практике? (изменение в поведении, отношение родных и друзей к вам и т.д.) Можно ли сказать, что вы приняли новое мировоззрение только потому, что вы хотели вытеснить им ислам, а не потому, что его аргументы показались вам более сильными?

Aleksey: Сейчас я придерживаюсь мировоззрения православного христианства, но пока в храм не хожу и готовлюсь к чину воссоединения. В нём меня все устраивает, плохого ничего не вижу

Оглядываясь в прошлое, скажите, можно ли было "достучаться до вашего сердца" критикой ислама? Как бы вы отреагировали на нее в прошлом, когда вы еще были мусульманином? О чем бы вы подумали в первую очередь?

Aleksey: Вряд ли можно было достучаться тогда, но парадоксально вышло, что достучалась до меня именно неспособная исламская апологетика. Раньше отреагировал бы плохо, злился бы на критиков... Думал что это ложь, надо убить критиков, закрыть их сайты или что-нибудь ещё.

Автор: Rustam Issayev

http://vk.com/wall-116850773_6105

Русофоб Ринат Гараев не знает татарского языка
РПЦЗ
rocorrus
На просторах социальных сетей под разными псевдонимами достаточно широко известен татарский нацист Ринат Гараев. Наш блог уже писал о нем. В писанине Гараева главной темой является борьба против т.н. русификации и за тотальное внедрение татарского языка в т.н. Татарстане и других регионах России и не только России.

Мы недавно посетили страницу товарища Гараева в фейсбуке. И что же мы там увидели?



Вот тут Ринат Гараев открыто признаётся, что не знает татарского языка. При этом изучать его гражданин Гараев явно не собирается, хотя имеет для этого все возможности. На самом деле Гараеву татарский язык нужен как собаке пятая нога.

Гараев выступает за исламизацию и законы шариата, но сам ничего мусульманского не соблюдает и намаза не знает и ведет себя (пользуясь его же лексикой) как откровенный манкурт.



Вот тут Ринат Гараев стонает о проблемах русификации.



Ну а тут гражданин РФ Ринат Гараев призывает читателей своей страницы ябедничать на Россию в государственный департамент США.

Читая тот бред, что размещает в интернете Ринат Гараев, создается впечатление о его глубоком психическом нездоровье. Не пора ли ему оказаться в психбольнице на принудительном лечении от навязчивых идей?

Ринат Гараев, отчего же Вы не изучаете татарский язык, если считаете его родным и рыдаете о его судьбе?

Пресечь сепаратизм на корню
РПЦЗ
rocorrus


Искушение сепаратизмом

Татарстан может спровоцировать российские регионы на новый «парад суверенитетов»


Если выстроить доминошные костяшки в цепочку одну за другой, а затем слегка подтолкнуть крайнюю, начнётся цепная реакция. Кажется, об этом знают все с самого детства – кроме, пожалуй, политиков из Казани, настаивающих на продлении договора о разграничении полномочий между Татарстаном и федеральным центром, срок которого истекает в июле текущего года. Такой договор у Москвы есть только с Казанью – даже Чечня не претендует на что-то подобное. Но это пока.

Если договор с Казанью продлят в его нынешнем виде, у российских регионов появится искушение. Искушение сепаратизмом.

Умному – намёк, а глупому – палка, – гласит народная мудрость. Воистину так. В конце января президент принял в Кремле Минтимера Шаймиева, бывшего главу Татарстана. И по случаю юбилея подарил карту древней Тартарии голландского картографа XVII века Виллема Блау. Тонкий намёк был, кажется, понятен и школьнику: у нас, у Москвы и Казани, общая культура и общая история (Путин, к слову, об этом на всякий случай прямо сказал, даря Шаймиеву карту). И, похоже, Шаймиев намёк понял правильно. В отличие от значительной части татарстанской элиты. Те истолковали подарок президента очень по-своему. «Татарстан сегодня маленький, а когда-то он был такой большой! – заходился в восторге вице-президент Академии наук Татарстана Рафаэль Хакимов. – Татария – это реальная база для того, чтобы возникла Российская империя. Мы просто думали, когда наконец российская общественность повернётся к своим реальным корням?» Ну а основе государства Российского однозначно положены совершенно особые, исключительные права!

«Великая Татария» чуть было не спровоцировала пол-России «на выход»

«Великая Татария» занималась фрондёрством на грани лютейшего местечкового сепаратизма всю первую половину 90-х годов. В августе 90-го депутаты Верховного совета автономной республики приняли декларацию о государственном суверенитете – причём безо всякого согласования с Москвой. В этом документе ни словом не оговаривалось, что суверенный Татарстан – составная часть РСФСР и СССР. Годом позже местные парламентарии провозгласили акт государственной независимости. А под занавес советской истории, в декабре 1991-го, Казань приняла декларацию о вхождении Татарстана в СНГ на правах учредителя. Затем последовал референдум, участникам которого предлагалось ответить на провокационный вопрос: «Согласны ли вы, что Татарстан – суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими государствами на основе равноправных договоров?». Более половины респондентов – 61,4% – проголосовали «да, согласны». Плевать, что самопровозглашённые акты шли вразрез с основными законами РСФСР и СССР (что в 1992 году и зафиксировал Конституционный суд РФ). В марте 92-го Казань наотрез отказалась подписывать федеративный договор, а в мае провозгласила статус Татарстана как суверенного государства. Затем, правда, формулировки чуть смягчили: в договоре о взаимном делегировании полномочий с Российской Федерацией 1994 года Татарстан провозглашался объединённым с Россией ассоциированным государством с конфедеративным статусом. Лишь в апреле 2002 года Госсовет Татарстана принял новую редакцию Основного закона республики, приведённую наконец в соответствие с Конституцией России. Тем не менее в 2007-м Москва и Казань пролонгировали действие договора о разграничении полномочий с федеральным центром. И сегодня местные элиты настаивают на том, чтобы продлить договор ещё раз – с сохранением поста президента и конфедеративного статуса.

Тут крайне уместно напомнить, что повлекло за собой подписание договора 1994 года. Именно с этого момента в России начался «парад суверенитетов». Прочие регионы, прознав, что Казань урегулировала отношения с Москвой в особом режиме – практически как независимое государство с независимым государством, – ожидаемо возжелали чего-то подобного и для себя. И пошло-поехало. Борису Ельцину пришлось создавать специальную комиссию при президенте России – «по подготовке договоров о разграничении полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации». Возглавил эту комиссию Сергей Шахрай. В результате за четыре года было подписано 42 (!) таких договора с 46 российскими субъектами. Вакханалия закончилась, когда в июле 1998 года Шахрая на его посту сменил замглавы президентской администрации Владимир Путин. С тех пор больше не было подписано ни единого подобного договора.

Блох сепаратизма вывели, но они выжили и возродились

Помнится, когда в 2007 году договор между Москвой и Казанью пролонгировали в первый раз, эксперты предупреждали: желающих последовать за Татарстаном найдётся немало. Так и вышло: всколыхнулась Чечня, за ней Башкирия, а следом Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Дагестан, Ингушетия. Федеральным властям пришлось долго увещевать взалкавших такого же особого подхода: мол, Татарстан – исключение, компромисс. «Кремль хотел бы отойти от практики асимметричной федерации, когда одни субъекты имеют больше прав, чем другие, – разъяснял политолог Сергей Михеев. – Но сделать это слишком резко он не может. Не хватает политической воли, да и ситуация этому не способствует: «ломать через колено» национальные республики накануне выборов!» В итоге башкир и чеченцев кое-как уломали: мол, «особые отношения» с Татарстаном пролонгируются в последний раз.

А вот дальше что-то явно пошло не так. Договор с Татарстаном в 2007 году продлевали на фоне добровольно-принудительной кампании приведения местных законодательств в соответствие с федеральным. Прижали тогда и Казань – по новому договору природные ресурсы республики уже не провозглашались «достоянием и собственностью народа Татарстана». Вкладыш в паспорт «на государственном языке – татарском» оставили, изображение герба Татарстана – тоже. И закрыли глаза на то, что глава региона всё ещё именуется «президентом» – вразрез с федеральным законодательством. Но ресурсы – этого не замай! Казалось, что проблема регионального сепаратизма в целом исчерпана. Однако через несколько лет утихомирившаяся было глубинка вновь забурлила. Кульминацией этого бурления стало признание в прошлом году Конституционным судом Якутии правового статуса коренного народа республики. Конституция, признавал суд, защищает и обеспечивает неотъемлемые права коренного народа «на владение и пользование в соответствии с законом землёй и природными ресурсами». В общем, блохи, выловленные и уничтоженные федеральными властями в ходе «приведения в соответствие» местных законодательств, благополучно воскресли, заставляя Москву неприлично почёсываться. А за якутами уже заняли очередь буряты и башкиры – раз им можно, то почему нам нельзя?

Национальные руководители – «прогиб» Москвы?

То, насколько непросто федеральному центру придётся в борьбе с новыми очагами регионального сепаратизма, наглядно демонстрирует пример Бурятии. Отправленный на днях в отставку губернатор Вячеслав Наговицын («Наша Версия», к слову, ещё в декабре предлагала ему начать паковать чемоданы. – Ред.), по-видимому, долгое время манипулировал сепаратистскими настроениями, стремясь тем самым упрочить свою личную власть. В итоге местный хурал, в котором две трети состава – этнические буряты, буквально заискрил инициативами, начиная от неоднократно описанной нашим изданием «войны памятников» (отказ от возведения монумента казакам-первопроходцам и строительство мемориала Шептехею-Чепчугую – борцу с «российскими «захватчиками») до предложения пойти за Якутией и признать коренным народом бурят, закрепив за ними единоличное право владения всеми ресурсами республики. Сдерживать волну сепаратизма Наговицыну становилось всё труднее. Дошло до того, что Москве пришлось подыскивать ему сменщика по национальному принципу – депутаты хурала чуть ли не ультиматум такой поставили. Хотим, мол, во главе республики только этнического бурята! Предложенный им исполняющий обязанности главы Бурятии Алексей Цыденов – бурят по отцу, своего языка не знает, да ещё и не местный – читинский. Не факт, что местные «коренные» его примут, но согласитесь, что стремление федерального центра идти на уступки любой ценой налицо. А что прикажете делать, если в местных периодических изданиях нынче вовсю полощут «имперских захватчиков», а кумир местной молодёжи – недавно ушедший из жизни балерун Бакалин Васильев, прославившийся скорее не театральными постановками, а своей пещерной русофобией?!

Теперь, как полагает политтехнолог Роза Абдулина, «назначение бурята, хоть и читинского, выбьет почву из-под ног местных националистов – ни у одной из партий не осталось даже теоретического шанса разыграть на выборах национальную карту». Думается, однако, что всё не так-то просто: если депутаты хурала всё же продавят закон о коренном населении – продавили же аналогичный в Якутии! – губернатор, какой бы он ни был, едва ли сможет удержать ситуацию под контролем. И кстати: теперь, что же, Москве придётся расставлять новых назначенцев, руководствуясь в первую очередь этническим принципом? Не приведёт ли такой подход к ещё большей эскалации регионального сепаратизма?

КОНКРЕТНО

Проблема местечкового сепаратизма в Калининграде весьма актуальна. Предыдущее руководство проворонило тот момент, когда Калининград стали преобразовывать в Кёнигсберг, а теперь процесс уже идёт по накатанной. В последние месяцы многочисленные германские неправительственные структуры (в частности, фонды Бёлля, Науманна и Аденауэра) неустанно продвигают сценарии «большей самостоятельности» Калининградской области – разумеется, не в смысле последующего разжигания сепаратизма, а токмо ради святых идей демократии. Фонд Науманна навод­няет область всевозможными учебными пособиями, весьма двусмысленно трактующими прошлое и будущее российского региона. А Фонд Аденауэра тем временем проводит «конференции-совещания», на которых обсуждаются темы «гражданской безопасности» и «налаживания механизмов сотрудничества» (это выдержки из программы сентябрьского мероприятия под названием «Регион Балтийского моря: от планирования к совместным действиям», куратор – Клодия Кроуфорд). Участников конференции настраивают в том смысле, что истинное будущее региона – в Европе, а не в России. Тому же учат и школьников. Странно, что подобной учёбой не интересуются ни местные законодатели, ни правоохранители – дело явно пущено на самотёк. Зато, как только летом Татарстан вновь заручится особым статусом, в очередь за чем-то подобным могут выстроиться не только национальные субъекты, но и Калининград. А дальше – Приморье, даром, что ли, японцы засуетились с программой «экономической помощи» региону? Растащить Россию по кусочкам будет просто, если сработает принцип домино, и регионы посыплются, подобно доминошным костяшкам.

Руслан Горевой

https://versia.ru/tatarstan-mozhet-sprovocirovat-rossijskie-regiony-na-novyj-parad-suverenitetov

Настала пора упразднить все национальные автономии и перейти к унитарному устройству России, отказавшись от федерализма.


Русский язык в РФ отказываются считать родным
РПЦЗ
rocorrus


Русский язык в Российской Федерации отказываются считать родным

Он — только «государственный»

На прошлой неделе, выступая на заседании Совета по межнациональным отношениям, президент России Владимир Путин указал, что недопустимо «заставлять человека учить язык, который для него родным не является» и «снижать уровень и время преподавания русского».

Под этой новостью в различных СМИ появились десятки комментариев людей, которые вообще понятия не имели о том, что где-то в Российской Федерации детей принудительно учат какому-то местному языку, притом снижая время преподавания русского. Как же мы дошли до жизни такой? Давайте разберемся.

Принято считать, что началось все при Борисе Ельцине, от щедрот своих раздававшем автономным образованиям суверенитет. Это предположение не лишено смысла. К примеру, именно при Ельцине (в 1992 году) был принят закон Республики Татарстан «О государственных языках РТ и других языках в РТ», где уже прописано, во-первых, что «в РТ в соответствии с законодательством создаются условия для сохранения и всестороннего развития родного языка», и, во-вторых, что «государственными языками в РТ являются равноправные татарский и русский языки».

Запомните оба этих пункта, из них вырастет все остальное.

Например, из положения, что языки «равноправные», вытечет зафиксированное в законе представление, что изучать их следует в равном объеме. И языки, и созданную на них литературу. Затем: вроде бы они «равноправные», но почему татарский (здесь и далее везде) поименован прежде русского? В нейтральном контексте такого быть не должно: по алфавиту первым должен идти русский.

Ну как же, скажут мне. Это же Татарстан! Стоп. Остановитесь и подумайте: что важнее: что эта территория — Татарстан или что она же — Российская Федерация? Приоритет так называемых «татарских национальных элит» понятен — но каков должен быть приоритет России? Десятилетиями оставаясь неотвеченным, этот вопрос оброс множеством превратных толкований. Мы к нему еще вернемся.

Как ни удивительно, белый и пушистый пункт об «условиях для сохранения и всестороннего развития родного языка» в практическом применении оказался не менее порочным. Начнем с чистой прагматики: татарстанское законодательство предусмотрело 15-процентную надбавку к заработной плате для тех, кому в работе необходимо «знание и практическое применение двух государственных языков Республики Татарстан». Звучит нейтрально, но по факту означает, например, что учитель русского языка обречен зарабатывать меньше, чем учитель татарского языка. В широкой практике это часто означает, что татарин будет зарабатывать больше русского. И все это вытекло из такого прекрасного пункта, как сохранение и развитие родного языка.

Погодите… но разве русский язык не надо сохранять и всесторонне развивать? И вот тут-то кроется самое удивительное, почти невероятное. Вдруг оказывается, что русский язык как минимум кое-где в Российской Федерации, а как максимум — на всей территории Российской Федерации… не может считаться родным (а только государственным). И потому прекрасные речи о сохранении и всестороннем развитии родного языка его не касаются. В законодательстве Татарстана — Татарстана, где русские составляют немногим меньше половины населения, а русскоязычные — более половины, — это отражено очень четко. Здесь русский язык никто, кроме отдельных идущих на риск энтузиастов, не собирается «сохранять, развивать, всесторонне изучать и совершенствовать». Здесь за это не платят, а платят совсем за другое. За «ознакомление других народов с достижениями татарской культуры». За «изучение старотатарского языка». И даже за «изучение арабской и латинской графики». Я получала высшее образование в Татарстане и помню, что 15 лет назад в ходу уже были диссертации, основанные на сравнении татарского языка с английским, и это тоже считалось развитием татарской культуры.

Ну, это же Татарстан (Коми, Башкирия, Якутия, Удмуртия…), скажут мне. И вновь спрошу о приоритетах. Если наш приоритет — вырастить внутри России максимально самостоятельные образования, то все идет по плану, полет нормальный. Если наш приоритет — единая Россия (как называется крупнейшая наша государственническая партия), то так ли правильно отдавать «национальные республики» (широко растиражированный неконституционный термин) на откуп локальным националистам, даже не пытаясь этому противопоставить развитие и продвижение русского языка?

Вроде бы очевидно, что все прекрасные слова о сохранении и всестороннем развитии родного языка как минимум точно так же следует относить к русскому языку. Но в «национальных республиках» он таковым не является. И в этом, как ни странно, виноваты не только местные национальные элиты.

Это ведь не они последовательно искореняли отношение к русскому языку как к родному (он везде «государственный»); не они писали федеральные государственные образовательные стандарты, пестрящие словосочетаниями «русский неродной» и «родной (нерусский)». В законодательстве Татарстана 90-х годов есть строчка о том, что «обучение детей родному языку является гражданским долгом родителей». Разумеется, тут не мог иметься в виду исключительно татарский. Однако чем дальше, тем больше вырастала и — уже не при Ельцине, а в 2000-е годы — проявляла себя в законах федеральных и локальных эта оппозиция: «русский государственный» и «родной (нерусский)». Государственный язык надо знать (в каком-то объеме). А родной надо сберегать, обогащать, всесторонне развивать. Родной язык — это даже звучит теплее.

Для того чтобы понять, почему в «национальных республиках» так яростно борются против признания русского родным языком, не надо быть семи пядей во лбу. Русский родной язык — это учебный план, где «национальный компонент» составляет никак не более 20 процентов. А значит, прощайте, «равные объемы изучения», с таким тщанием вписанные в местное законодательство при издыхании Советского Союза. Тогда же были любовно вписаны «внешнеэкономические связи и международные акты, заключаемые от имени Республики Татарстан». Неприятно отказываться от такого!

Что ж, посмотрим на перспективу, уготованную нам, если мы от этого не откажемся. Недавно в сети (на сайте «Открытое образование») появился электронный курс, подготовленный СПбГУ с привлечением сотрудников Казанского федерального университета. Оцените название: «Функционирование русского языка в странах СНГ и национальных республиках РФ».

Я посмотрела этот курс целиком. Ждала, будет ли указано на принципиальнейшие различия бытования русского языка в странах СНГ и в «национальных республиках РФ». Будет ли указано хотя бы, что русский язык в «национальных республиках РФ» является не только государственным, но и родным — родным! — для огромного числа людей, и именно эта русская языковая среда является главным средством обучения русскому языку?.. Ответ: нет. На протяжении многих часов специалисты СПбГУ и КФУ, говоря о родных языках, имеют в виду только «языки титульных национальностей республик» и не сомневаются в том, что российских граждан «титульных национальностей» (о русских не упоминается, словно их нет) надо учить русскому языку так, как учат иностранцев. Единственное сущностное отличие, которое они соглашаются признать, — это что иностранцы приезжают в РФ на заработки, а «гражданам титульных национальностей» придется сдавать ЕГЭ.

Русская языковая среда этих специалистов не интересует — их интересуют особенные учебники для «титульных». Мне, росшей среди татар, говоривших по-русски лишь немногим хуже (а иногда и не хуже), чем я, дико это слышать. Но мы действительно оказались на рубеже, где целеполагающие разговоры о предмете находятся в фантастическом отрыве от самого предмета. А елейные речи о желательности «билингвального обучения»!.. Все это мы проходили в бывших союзных республиках. Зыбкость отличий уже даже и не скрывается.

Татьяна Шабаева, журналист, переводчик

MK.RU



Язык без гостей

Русский можно выучить хотя бы за то, что на нем разговаривают в приемных комиссиях российских

Требование президента не сокращать количество часов на изучение русского языка в школах нацреспублик и изучать нацязыки только на добровольной основе – это, как говорится, открытка многим.

Лишь недавно прокуратура Башкортостана указало республиканским властям на недопустимость принуждать к изучению башкирского языка в республике тех, для кого он не родной. Но и то, как сообщают с мест, прямое государственное принуждение лишь заменилось телефонным правом и намеками на «желательность» всеобщности такого обучения.

В Татарстане обучение татарскому и вовсе является однозначно принудительным и это вызывает систематически протесты множества родителей, не испытывающих никакой необходимости в навязывании чадам этой школьной дисциплины (а в быту никто из принуждаемых говорить на этом языке, разумеется, не будет).

Абсурдней всего сложилась ситуация в республике Коми, где трем четвертям населения – русским навязывается обязательное изучение языка четверти населения (которая, к тому же, тоже не вся его употребляет).

Отрицательные последствия такой лингвистической «обязаловки» очевидны – сокращение количества русского языка в школе, а значит более слабая подготовка по базовому для поступления в любой вуз предмету, а значит – фактическая дискриминация жителей этих республик при поступлении в вузы и приеме на работу.

При изучении нацязыка его носители и те, кому он навязывается искусственно, ставятся в заведомо неравное положение, а значит русские школьники оказываются в вечных отстающих.

К этому прибавьте чувствительную атмосферу идеологического запугивания, когда отказ от изучения татарского, башкирского или коми, приравнивается к нелояльности к «титульной нации» – читай к республиканским элитам, и это может иметь немалые последствия в реальной жизни.

Собственно, главная скрытая причина, по которой навязываются эти языки, вполне прозрачна. Сформировать у русского населения республик неуверенность в себе, ощущение, что они находятся не у себя дома – в России, а «в гостях» у «титульной нации», и должны соблюдать какую-то особую специфическую гостевую вежливость, чувствовать себя сидящими на краешке стула.

Апологеты навязывания нацязыков все время проговариваются: «находясь в стране нужно знать её язык» или что-то вроде того. Когда задаешь вопрос: «а в какой такой стране находятся русские на территории Российской Федерации?» – умолкают, понимая, что сболтнули лишнего.

Страна у нас одна – Россия. И тот, кто с этим не согласен, имеет серьезные проблемы с законом. Государственный язык этой страны – русский. И он должен изучаться не потому, что русские навязывают кому-то этот язык, а потому что нормальная жизнь без него невозможна.

Все учащиеся в любой точке России должны изучать русский язык в равном объеме, без всяких сокращений, поскольку, в данном случае, это не язык этноса, а язык государства, язык той самой страны.

Языки проживающих в России народов изучаются на другом основании, как часть политики по защите их культуры и этнической идентичности. Каждый народ имеет право быть собой, имеет право на свою память, свою словесность, на развитие своей литературы. Каждый. И поэтому никто не может помешать татарину изучать татарский, башкиру – башкирский, якуту – якутский и т.д. И использовать для такого изучения нашу систему общеобразовательных школ тоже вполне законно.

Однако как только к изучению языка того или иного народа принуждаются через эту систему общеобразовательных школ русские ученики, для которых языком их идентичности и культуры является русский, то принцип защиты этнического многообразия тем самым немедленно нарушается.

Речь уже не о том, что в нашей единой стране России сохраняется многообразие культур, а о том, что из состава этой страны выделяется другая «страна», которая, кстати, никакого многообразия не терпит и немедленно превращает русских в дискриминируемое «меньшинство», а русский язык – в фактически преследуемый. Ситуация совершенно нетерпимая.

Для защиты своей идентичности русским учащимся следует углубленно изучать русский как родной, может быть на таких добавочных уроках углубленно постигая красоты древнерусского языка, народных говоров, копаясь в «Словаре языкового расширения» Солженицына…

Однако такой опции как «русский как родной» наша образовательная система не предусматривает и всем учащимся некоторых республик навязывается «титульный» язык, который для большей части из них родным не является

Мы должны со всей решительностью разорвать порочную связь между административно-территориальным делением страны и языковой образовательной политикой. Политика изучения госязыка, русского языка должна быть одинаковой на всем пространстве нашей страны, без исключений. А политика изучения родных языков проживающих в России народов, должна, точно так же, не иметь никакой привязки к административному делению. Татарский язык – это не язык Татарстана, а язык татар, проживающих в России – и где они проживают, там он и должен изучаться, независимо от территориальной нарезки. Тем самым, кстати, сфера изучения татарского языка быть может даже и расширится, не будучи привязана к «татарстанскому».

При этом парадоксально, но в Российской Федерации существуют республики, где власти проводят политику в интересах титульного этноса, вызывающую даже определенное беспокойство экспертов по межнациональным отношениям, но, при этом, навязыванием русским неродного для них языка не занимаются. То есть даже с точки зрения интересов нацэлит языковой прессинг совершенно не обязателен. Он лишь увеличивает напряженность межнациональных конфликтов.

Русские же граждане России везде должны чувствовать себя в России, у себя на родине, а не «гостями», которым непрерывно и навязчиво указывают на их мнимое «место».

Егор Холмогоров

https://um.plus/2017/07/22/russian/



Все в России должны изучать Русский язык в равном объеме в качестве родного языка.

Выходит, что родного языка у русских нет?


После вчерашнего заседания Совета по межнациональным отношениям, на котором президент РФ Владимир Путин сделал ряд серьезных заявлений по «языковому вопросу», сегодняшние «Известия» опубликовали эссе известного публициста Егора Холмогорова. Он рассуждает об особом статусе русского языка в России и проблемах, с которыми приходится сталкиваться в «особых» национальных республиках. Следует отметить, что открытое письмо активистов-общественников из четырех республик, на которое ссылается автор, 14 мая опубликовало EADaily .

Напряженное положение, сложившееся с обучением русскому языку в некоторых национальных республиках, давно уже стало предметом тревоги. Несколько лет напряжение между властями Татарстана, Башкортостана, Коми и русскими родителями да отважившимися за них вступиться общественниками шло по нарастающей, и лишь грозные события прошлого года на какое-то время отодвинули шумное разбирательство.

Но вот оно с неизбежностью разразилось. Во взволнованном письме, обращенном к президенту и другим руководителям государства, большая группа общественников просит вмешаться в ситуацию фактически сложившейся языковой дискриминации русских в ряде республик. Составленные республиканскими министерствами образования программы вынуждают детей из русских семей в обязательном порядке посвящать значительную часть учебного времени изучению языков титульных наций (зачастую не составляющих даже большинство населения республик).

Делается это в ущерб изучению русского языка — единственного государственного языка Российской Федерации и родного языка для этих учащихся.

Впрочем, оказалось, что родного языка у русских нет. Великий могучий и свободный оказался полностью огосударствлен. Русский — это язык государственной бюрократии, это язык межнационального общения, а вот «родным» для русских граждан России он по букве закона не является. Мало того, в том же Татарстане, как указывается в обращении, всем гражданам принудительно назначен в родные татарский язык.

Проблема не в том, что русских граждан в нацреспубликах принуждают к изучению неродного для них языка. Проблема в том, что их при этом отчуждают от языка русского. Программы коренизации расширяются именно за счет сокращения изучения русского языка и русской литературы.

При этом преподавание в вузах на территориях Российской Федерации осуществляется на русском языке. Работа в большинстве фирм и во всех госучреждениях ведется на русском языке. То есть человек, который знает русский язык хуже, чем его сверстники, заведомо неравноправен, если он хочет получить более престижную работу, чем дворник. Русские школьники в Татарстане, Башкортостане, Коми ставятся именно в это положение. Они знают грамматику русского языка хуже, чем их сверстники из обычных областей.

Могут возразить, что русский язык учат не только в школе, но и дома, с младенчества. Простите, но разве многие из нас выучили дома правила «н/нн», «тся/ться», причуды русской пунктуации. Проблема грамотности сейчас больная для всей страны, и ее надо не усугублять, а решать, расширяя изучение русского языка для всех, потому что иначе мы просто деградируем всей страной. И в этих условиях создание настоящих резерваций из «русских с ухудшенным знанием русского языка» является чисто дискриминационной мерой.

Еще одним дискриминационным элементом является принудительность изучения нацязыков, поскольку тут русские учащиеся ставятся в неравное положение с их носителями, учащими их с детства. Для татарина изучение татарского в школе — поддержка семейной традиции, для русского — изучение с азов. Разумеется тот, кто учит татарский или башкирский, равно как английский или немецкий, как иностранный, никогда не сравнится в успеваемости с носителем.

При этом с русским языком аналогичного неравноправия не происходит, поскольку носители нацязыков точно так же слышат с детства русскую речь на радио, в телевизоре, на улице. Я не знаю ни одного татарина, который не овладевал бы естественно русским языком без всяких различий. Уроженка Уфы Земфира Рамазанова владеет русским языком прямо-таки эквилибристически. Для всех жителей России открыты все возможности к литературному творчеству на русском как на родном.

Таким образом, дискриминация, обрекающая русских учащихся на заниженные оценки и сниженные баллы, — односторонняя. Никаких оснований принуждать к нацязыкам, чтобы наладить межнациональное общение, — нет. Так можно вызвать только межнациональное напряжение, и оно действительно возникает. Родители в нашей стране издревле озабочены образованием и жизненными перспективами отпрысков и идут на любые жертвы ради хорошей школы, ради золотой медали и красного диплома. А значит, при возникновении угрозы образовательным перспективам наследника они без колебаний сменят место проживания при первой же возможности.

Политика коренизации, естественно, провоцирует не только снижение грамотности, но и отток русского населения из республик, какового, подозреваю, и могут добиваться ее подлинные инициаторы, по методичкам которых работают местные министерства образования.

Тех, кто говорит о проблемах русских, лоббисты «мультикультурализма» очень любят обвинять в «провоцировании развала страны». На примере языкового вопроса очень хорошо видно, что происходит, если не говорить о проблемах русских. Скрепы единой российской государственности начинают рассыхаться и трещать.

В стране есть один государственный язык — русский. И только этот язык может быть обязателен к изучению. Введение других обязательных языков и начало фактически дискриминационной языковой политики в некоторых регионах — это клин под самые основы федерации.

Россия — не договорной «союз республик», а единое государство, передавшее часть своих полномочий местному управлению в интересах защиты культуры и самобытности населяющих Россию народов. Но защиты, а не нападения. Создание впечатления, что на территории нашей страны существуют некие «суверенные государства», в которых русские являются «чужаками», — это вступление на тот самый путь, который стоил жизни большой нашей стране 24 года назад, — и эта рана кровоточит до сих пор.

Невозможно себе представить, чтобы русский народ подавлял другие, заставлял их отказываться от своего языка, чтобы наше государство принуждало кого-то к русификации. А вот обратное, увы, сегодня происходит во многих постсоветских странах, и очень не хотелось бы, чтобы эта практика перешла на территорию Российской Федерации.

Иногда слышится такое возражение: «Что плохого, если ребенок выучит еще один язык? Чем больше языков, тем лучше. Ребенок узнает обычаи и культуру других народов и будет их лучше понимать и уважать». Это довольно лукавый аргумент — выучить чужой язык не так уж и просто, особенно когда над тобой нависает угроза испортить аттестат. Но никогда и нигде чужой язык не учится за счет родного.

Да и насильно навязывать русским школьникам западную модель мультикультурности — глупо. У русского народа есть собственная модель толерантности, и она состоит в том, что мы не стремимся отличать чужое от своего. Папаха, бурка — это кавказская одежда или казачья? Плов — это русское блюдо или узбекское?

Русский народ принимает охотно элементы культуры других народов, а потом сам, опираясь на это родство элементов, начинает смотреть на другие народы как на своих. «Смотри-ка, и тут плов едят, прям как русские», — скажет он.

Современные практики мультикультурализма, разработанные для чрезвычайно расистски устроенного западного человека, навязывают ему приятие другого именно в качестве «другого». У нас этот мультикультурализм вызывает только чувство отчуждения. Я помню, каким потрясением было для многих в России, когда несколько лет назад они обнаружили, что лезгинка — это не наш добрый казачий танец, а «чужой» кавказский, причем могущий использоваться как средство психологической агрессии.

Сейчас вопрос о нацязыках формирует такую же зону отчуждения между русскими в Татарии и Башкирии и их сверстниками, принадлежащими к «титульным народам». Русскую молодежь вынуждают осознавать принадлежащее этим нациям как чужое, мало того — причиняющее неудобства. Этнический конфликт провоцируется на пустом месте без всякой выгоды для сохранения национальных культур.

События на Украине наглядно показали, как русские реагируют на языковое принуждение, даже если до того момента не имели ничего против других языков и их носителей. Нам нужно формирование такого же отношения к языкам Поволжья? Конечно, нет.

Подобные лингвистические эксперименты были бы понятны, если бы чиновники из нацреспублик не планировали дальнейшего государственного и политического сосуществования с русскими. Но я бы не торопился. Пока что Россия на наших глазах только расширяется.

Егор Холмогоров

«Eurasia Daily»


Книга татарского русофоба Халима «Убить империю!» - запрещена
РПЦЗ
rocorrus

Татарский писатель-русофоб Айдар Халим (Борис Назмутдинович Халимов) - любимец властей Татарии.

Книгу татарского русофоба Халима, заявившего о «биологической смерти русских», признали экстремистской

Книга татарского писателя — русофоба Айдара Халима «Убить империю!» внесена в федеральный список экстремистских материалов Министерства юстиции России. Информация появилась в пятницу, 11 августа, на сайте ведомства.

Полное название книги выглядит следующим образом: «Убить империю!» (Кипарис домой вернулся, или «Хотят ли русские войны»). В публикации Минюста отмечается, что издание внесено в список на основании решения Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 30 мая 2017 года.

Халим родился в 1942 году. В 1976 году был принят в Союз писателей СССР. Участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, в 1997-2001 годах председатель т.н. «Милли Меджлиса татарского народа». Первые книги выходили на русском и башкирском языках.

В 2014 году, выступая в Казани на Дне памяти и скорби татарского народа, Халим заявил о «биологической смерти русских» и призвал к свержению президента России. Ранее, в сентябре 2015 года против него возбудили уголовное дело по статье 282 Уголовного кодекса Российской Федерации («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). В апреле 2016-го, по завершении следствия, обвинительное заключение по делу не было утверждено прокуратурой Татарстана.

Источники: Официальный сайт Министерства юстиции РФ , Lenta.ru

http://bditelnost.info/2017/08/14/9599/

Почему в Татарстане пошли суды над национал-сепаратистами: мнение

Приблизительно с 2014 года в Татарстане наметился необычный для внутренней политики этого региона крен в сторону уголовного преследования татарских национал-сепаратистов. В последние полгода это стало особенно заметно.

Нельзя сказать, что ранее примеров уголовного преследования не было. Эксперты, которые многие годы изучают этнорелигиозную ситуацию в Татарстане, могут вспомнить несколько случаев, когда наиболее одиозные национал-сепаратисты все же оказывались на скамье подсудимых. Впрочем, до реального лишения свободы дело никогда не доходило. Так, например, на долгий срок в тюрьме мог оказаться один из первых лидеров Татарского общественного центра (ТОЦ) Зиннур Аглиуллин, который еще в первой половине 1990-х годов вынес теперь уже бывшему президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву смертный приговор за то, что он не сумел добиться полной независимости от России. Тогда Аглиуллин до такой степени потерял связь с реальностью, что даже направил в Казанский кремль телеграмму о смертном приговоре Шаймиеву. Тут уж милиция не могла не реагировать: Аглиуллина привлекли за хранение боеприпасов и осудили в 1993 году на 2 года условно с отсрочкой приговора на 1 год. Впрочем, потом все же отпустили. В 2012 году его приговорили к 1 году исправительных работ за то, что вышел с плакатами «Татарстан — не Россия» и «Не уважаешь язык коренного народа — Чемодан. Вокзал. Россия» на одном из митингов в Набережных Челнах.

В 2009 году лидера набережночелнинского отделения ТОЦ Рафиса Кашапова осудили на 1,5 года условно за публикацию в своем интернет-блоге провокационного текста «Нет христианизации» и воззвания чеченских боевиков по отделению Кавказа от России. В 2010 году была осуждена на 1 год, также условно, лидер так называемого «Милли меджлиса татарского народа» Фаузия Байрамова за то, что от имени созданного ею «правительства Татарстана в изгнании», состоящего преимущественно из живущих за пределами России татар, обратилась в 2008 году «ко всем государствам ООН и мира» с просьбой признать государственный суверенитет Татарстана.

Т.е. нельзя сказать, что раньше правоохранительные органы Татарстана не обращали внимание на выходки местных национал-сепаратистов, но системности в реакции не было. Более того, создавалось ощущение, что мягкие наказания — свидетельство, что кто-то покровительствует национал-сепаратистам, позволяет им сохраняться, пусть и в маргинальном состоянии, но все равно присутствовать в общественно-политическом пространстве Татарстана и, когда необходимо, выступать заявлениями. Это была своеобразная игра, когда сепаратистами можно было «попугать Москву».

Если раньше эксперты сетовали, что в регионе вольготно чувствуют себя сепаратистские движения, а их деятельность принимала совершенно одиозные формы (вроде празднования «Года Батыя» и проведения пикетов с призывом отпраздновать сожжение Рязани и других русских городов в XIII веке), то сейчас ситуация поменялась.

Поворот начался с 2014 года. Тогда новости о воссоединении Крыма с Россией и «Русской весне» на Донбассе в Татарстане вызвали бурную активность национал-сепаратистов и заявления о солидарности с украинскими националистами.

Непродолжительные отношения Казанского кремля с Меджлисом крымско-татарского народа весной 2014 года (тогда российские власти рассчитывали договориться с Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым) завершились ничем — руководство Меджлиса оказалось недоговороспособным. Татарстан в этой политике выполнял функцию примирителя со стороны России. Но вскоре Джемилев с Чубаровым заняли откровенно проукраинскую позицию, а затем уехали в Киев, откуда до сих пор выступают с антироссийскими заявлениями. Судьба Меджлиса в Крыму была предрешена. Жирную точку в его истории на полуострове поставила прокурор Крыма Наталья Поклонская, добившись признания его экстремистской организацией.

До этого национал-сепаратисты в Татарстане не скрывали своего ликования по поводу Евромайдана в Киеве (в Казани даже провели уличную акцию по этому поводу), были категорически против воссоединения Крыма с Россией и активно поддерживали действия украинских карателей на Донбассе. Последовало даже объявление о наборе в батальон «Крым» выходцев из Татарстана, опубликованное в соцсетевой группе Татарского патриотического фронта «Алтын Урда» («Золотая Орда»).

Деятельность сепаратистов неизбежно привлекала внимание федеральных СМИ, поскольку мало кто понимал, отчего в центре России действуют силы, явно симпатизирующие ее врагам.

Первой на скамью подсудимых снова попала «бабушка татарского сепаратизма» Фаузия Байрамова: в октябре 2014 года она была приговорена к 1 году (и опять условно) за публикацию статьи «Звери и жертвы» и заявления от имени возглавляемого ею «Милли меджлиса татарского народа» о событиях в Крыму и на Украине.

В конце декабря 2014 года был арестован председатель Набережночелнинского отделения ТОЦ Рафис Кашапов за то, что опубликовал в социальных сетях тексты четырех статей антироссийского и сепаратистского содержания: «Крым и Украина будут свободны от оккупантов!», «Вчера Гитлер и Данциг, сегодня Путин и Донецк!», «Защитим Украину и весь тюркский мир», «Где Россия, там слезы и смерть». В итоге в ноябре 2015 года Кашапов был осужден на 3 года и отправлен в одну из колоний в Республике Коми.

С сентября 2015 года начались следственные действия в отношении предшественника Байрамовой на посту председателя «Милли меджлиса татарского народа» Айдара Халима, автора нескольких русофобских книг и статей. В его отношении возбудили уголовное дело за то, что во время митинга по поводу взятия Казани Иваном Грозным (у националистов — «Дня памяти и скорби татарского народа») 11 октября 2014 года он выступил с русофобскими заявлениями о «биологической смерти русских». Однако в 2016 году дело было закрыто, а попытка правоохранительных органов Татарстана инициировать запрет книги Халима «Убить империю», ставшей эталоном русофобии, закончилась ничем. Вероятно, здесь сыграло то, что Халиму исполнилось 74 года, а до этого в Татарстане ему надавали множество наград. Отмечу, что в советское время Борис Халимов, тогда еще не превратившийся в зоологического русофоба Айдара Халима, был обычный провинциальный писатель, и то, что с ним произошло в конце 1980-х годов, произошло со многими представителями татарской интеллигенции. Это печальная реальность того периода.

В 2015 году были арестованы активисты движения «Правые татары» Мансур Мусин и Эмиль Камалов, которые писали русофобские и проукраинские надписи на улицах Казани. Мусина приговорили в 2016 году к 2,5 годам колонии-поселения, а Камалова отправили лечиться в психиатрическую больницу. В 2016 году также проходили следственные действия в отношении сепаратистского движения «Правые татары», созданного братьями Ильсуром и Ильфатом Аглеевыми и Артуром Шарифуллиным, однако чем они завершились, пока неизвестно общественности.

С 2015 году идет длительный процесс над «шейхом Умаром» (настоящее имя — Айрат Шакиров), заместителем председателя Союза татарской молодежи «Азатлык», который считает себя «имамом татарского национального движения». Ему ставят в вину размещение в социальной сети «В контакте» видеоролика с митинга запрещенной в России террористической организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами». В настоящее время дело повторно рассматривается в районном суде.

С октября 2016 года в одном из казанских СИЗО находится лидер Татарского патриотического фронта «Алтын Урда» Данис Сафаргали: ему также ставится в вину то, что он размещал русофобские и антироссийские материалы в социальной сети. В настоящее время по этому делу начался судебный процесс.

В марте 2017 года был приговорен к 2 годам условного наказания и с испытательным сроком в 2 года председатель Союза татарской молодежи «Азатлык» Наиль Набиуллин — за лжесвидетельство. Летом 2013 года у Набиуллина с активистами группировки Kazan Nazi Crew произошла уличная потасовка, и он дал свидетельские показания в отношении одного из членов — Сергея Журавлева. Журавлев, изучая материалы своего уголовного дела, увидел в них заявление Набиуллина о том, что он участвовал в потасовке. Однако в тот день Журавлев не был в Казани, на что у него было железное алиби. В итоге по заявлению Журавлева, осужденного вместе с другими членами Kazan Nazi Crew в 2015 году, в отношении Набиуллина в 2016 году было возбуждено уголовное дело за дачу ложных показаний. Лидера «Азатлыка» в итоге осудили. Но снова условно.

Наконец, последняя новость — это заявление в суд прокуратуры Татарстана от 28 февраля 2017 года о признании Набережночелнинского отделения ТОЦ экстремистской организацией и требование запретить ее деятельность на террритории России. Если это произойдет, то это будет первым случаем в Татарстане — до этого ни одну татарскую националистическую организацию здесь экстремистской не признавали. Фактически, это повторение истории с Меджлисом крымско-татарского народа, который уже признан экстремистской организацией на территории России.

Правда, возникает вопрос, почему экстремистским требуют признать только одно отделение, а не всю организацию? Дело в том, что у набережночелнинского отделения ТОЦ, как и у Меджлиса крымскотатарского народа не было на сегодняшний день официально зарегистрированного статуса юридического лица. Отделение ТОЦ в Набережных Челнах было создано в декабре 1988 года, в 1989 году его зарегистрировал исполком Совет народных депутатов города. Но в 2004 году по иску Минюста лишили регистрации и исключили из ЕГРЮЛ, однако оно продолжило функционировать, несмотря на запрет. Т. е. по факту организация имеется, а формально регистрации ни в каких органах юстиции нет. ТОЦ (иногда пишут ВТОЦ — Всетатарский общественный центр) функционирует по принципу автономных организаций, которые существуют как самостоятельные юридические лица. В каких-то городах Татарстана и за его пределами они имеют регистрацию, где-то, наоборот, функционируют, как в Набережных Челнах, без регистрации. Поэтому выступить с инициативой признать весь ТОЦ экстремистской организацией юридически сложно. Возможно поэтому ограничились наиболее самым мощным отделением, которое базировалось в Набережных Челнах.

В среде татарских националистов сегодня ломают головы: почему их так «прессуют»? Сами они пытаются объяснить это конспирологической версией о «наезде Москвы» на Татарстан, причем ситуацию увязывают с банковским кризисом, который больно ударил по «позитивному имиджу» особой республики. Себя татарские националисты видят в роли союзников властей Татарстана, считая своей заслугой, что именно благодаря им удалось отстоять должность «президент Татарстана», а также «не сдать последние атрибуты суверенитета». По логике татарских националистов, банковский кризис (лишение лицензии ЦБ РФ татарстанского Татфондбанка и последовавшее за ним закрытие нескольких местных банков — прим.EADaily) был инспирирован Москвой накануне предстоящего летом 2017 года истечения срока действия договора о разграничении полномочий между федеральным центром и республикой. Соответственно то, что сейчас к татарским сепаратистам проявляют столь пристальное внимание правоохранительные органы, — это намерение Москвы лишить власти Татарстана «последнего союзника».

Мне кажется, что причина в ином. Если раньше за подобные «шалости» (антироссийские граффити, требования к «русским оккупантам убираться в Рязань» и т. п.) для властей Татарстана не было риска лишиться должностей, то теперь ситуация изменилась. И по федеральным законам за национальное неблагополучие глава региона вполне может потерять кресло. Что говорить — сейчас и за меньшие грехи снимают с губернаторских постов, заводя дела о коррупции…

Это в 1990-е годы можно было пугать федеральный центр митингами и требованиями «татарского народа», объясняя, что только благодаря региональной элите удается сдерживать республику от межнационального конфликта. Сегодня такая тактика не работает: если в регионе есть активность национал-сепаратистов, значит, спрос будет с руководства региона. Ну и, конечно, имидж Татарстана тоже страдает. Инвесторы теперь крайне осторожны.

Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии

«Eurasia Daily»


Манифест татарского фашизма?
РПЦЗ
rocorrus

Дважды судимая за экстремизм Фаузия Байрамова на митинге исламистов-террористов.

Друзья, вчера (11.08.2017) истёк третий и окончательный срок договора о разграничении полномочий между Москвой и Казанью. Его срок годности истёк. Договор просрочен! И новый договор не заключён.

Данный договор в течении 10 последних лет обеспечивал лигитимность конституции Татарстана. Главный закон республики обладает существенными противоречиями Конституции Россиийской Федерации.

Почему третий? Потому в данном вопроссе не было определённости. Из текста договора получалось, что он истекает 26 июня 2017, так как договор был заключен 26 июня 2007 года сроком на 10 лет. В интернет изданиях, однако, датой истечения договора называлась 26 июля 2017. Но и после истечения 26 июля всплыла дата 11 августа - дата публикации закона в СМИ.
Сегодня, когда наступила и последняя третья дата истечения договора, уже кажется ничто больше не может помочь татарстанским этнократам кого-либо убеждать в том, что республика продолжает оставаться независимым государством со своими независимыми законами.

Истекший договор позволял республике выдавать паспорта с особыми республиканскими вкладышами на которых на двух государственных языках нанесена надпись "Республика Татарстан". Причём первой поставлена надпись на татарском языке. Никаких граф с национальностью или написанием имени владельца латиницей в данном вкладыше не используется. Зачем вообще нужен этот вкладышь трудно сказать. Очевидно его назначением было нести очередной атрибут татарстанской государственности.
Ну правда, если если есть независимое государство, то и документ удостоверяющий личность гражданина данного государства тоже должен быть. Было бы очень забавно, если бы республиканские паспорта выдавали сразу по два паспорта каждому гражданину: паспорт России и паспорт Татарстана. А еще никто и никогда не задумывался, что если считать Татарстан независимым государством, то получается что его граждане
должны обладать двойным гражданством: российским и татарстанским. Абсурд! Не правда ли?

Тот же договор 2007-го года фиксировал гарантии для республики того, что в в качестве её "президента" может быть избран гражданин владеющий обоими "государственными" языками, татарским и русским. Интересно, что за три неполных десятилетия в республике Татарстан русские республики в подавляющем большинстве так и не овладели татарским языком. Выходит так, что вероятность того что президентом Татарстана может стать русский весьма и весьма мала.

Предыдущий договор о разграничении полномочий между Татарстаном и Россией закреплял за татарстанской этнократией гораздо более широкие полномочия. Так например благодаря тому договору республика оставляла себе все налоги полученные от нефтяной промышленности и распоряжалась ими по своим усмотрениям.

Благодаря первому договору и конституции республики этнократами были приватизированы многие республиканские ресурсы.

В образовательной сфере была реализована политика всеобщего повального насильственного навязывания татарского языка в декларируемых "равных" объёмах с преподаванием русского языка. Сегодня во всех школах и детсадах республики осуществляется обязательное преподавание татарского языка. В школах в обязательном порядке вводят экзамены и тестирования по татарскому. Кроме того, в школах РТ взята негласная политика на запрет перевода в 10 класс тех, кто не закрывает аттестат на 4 и 5. Таким образом получается, что троичники по татарскому автоматически ограничиваются в праве на поступление в высшие учебные заведения, а этнократия очень удачно для себя повышает среднюю успеваемость среди учащихся.
В данный момент старательно пропихивают татарский язык в ВУЗах республики.
Введены штрафы за нарушения политики двуязычия для государственных и коммерческих организаций касательно табличек информирующих о часах работы. Кажется не может быть сомнений, что без вмешательства Федерального Центра языковая политика Татарстана тихо, но верно будет приближаться к языковой политике бывших советских республик - ныне независимых стран Прибалтики, Азии а так же некогда братской Украины.

Нужно заметить, что не смотря на то, что мы республика-донор, четвертые после Ханты-Мансийского федерального округа, Москвы и Московской области по сбору налога в федеральную казну и третьи после Москвы и МО по возврату его в местные бюджеты для меня остаётся абсолютной загадкой, почему заработная плата жителей республики в среднем на 17 процентов ниже средней зарплаты по стране? И это при обещаниях этнократов данных в начале 90-х, что каждый житель республики станет бенефициаром от нефтяной отрасли республики?

Простым и тихим неподписанием этого пресловутого второго договора, под стройный хор фронды этнократов и националистов из титульных республик о сущей символичности и малозначимости договора между Россией и Татарстаном, Москва тихо, незаметно, без выстрелов, военной техники, без "вежливых зелёных человечков" одержал великую победу, по своей значимости вполне сравнимую с возвращением Крыма. Россия вернула Татарстан себе!

Конечно, всё те же противоречия между конституциями ещё долго никуда не денуться, и татарстанские этнократы ещё очень долго будут сетовать на то, что не могут слезть с дерева на которое так старательно карабкались все эти годы, и что изменение ключевой статьи республиканского главного закона возможно только при проведения референдума, и что Конституция Российской Федерации не принималась жителями республики, и что прочее "бла-бла-бла", но сегодня мы можем с облегчением определённо сказать, - Татарстан - неотемлимая часть России! С чем всех и поздравляю!!!

Борис Бегаев

http://vk.com/wall-147612517_4340


Уголовница-русофобка Фаузия Байрамова и председатель т.н. госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин.

Сергей Середенко: Манифест "татарского" фашизма?

В феврале этого года два доктора наук - Борис Виноградов и Андрей Савельев, - порадовали мир своим творением "Мультикультурализм не пройдет". В марте последовал "татарский ответ" от председателя Милли Меджлиса Татарского народа Фаузии Байрамовой "Мы - татары, а не русские!". Она пишет: "Буквально каждая фраза авторов этой статьи способна спровоцировать острую полемику, но мы решили остановиться на наиболее вопиющих заблуждениях этих, потерявших связь с действительностью, теоретиков".

Статья докторов действительно способна вызвать полемику, в которую я постараюсь особенно не влезать. Однако вот не представляет ли "татарский ответ" Байрамовой собой не что иное, как МАНИФЕСТ ТАТАРСКОГО ФАШИЗМА?

Меня давно подмывало создать некий "карманный определитель фашизма", и статья Байрамовой - прекрасный материал для того, чтобы показать алгоритм в действии. Что-то типа того, что проделал Андреас Умланд в своей работе ""Последний бросок на юг" Жириновского и дефиниция фашизма", только короче. Поиск ответа на вопрос, сколько во взглядах Байрамовой популистского палингенетического ультранационализма? Сиречь фашизма.

Ультранационализм

Байрамовой совершенно очевидно, что татары лучше русских (как Виноградову и Савельеву очевидно, что русские лучше всех остальных народов России). Русские - это "вымирающий миллионами от пьянства, наркомании, преступности и моральной деградации "империяобразующий" народ", "русские как вымирали, так и продолжают вымирать, российский народ как пил, так и пьет, как воровали, так и воруют". "Дурная наследственность бывших крепостных крестьян то и дело проявляла себя, часто в буйной форме, в так называемых миротворческих миссиях - в Праге, Венгрии, Афганистане". "В душах порядочных европейцев не уживались такие "таинственные" качества, как атеизм, коррупция, пьянство, классовая ненависть, моральная деградация, которые пришли в когда-то благочестивые страны, вместе с советской идеологией. Детей стали пугать российскими миротворцами, и вскоре им вежливо указали на дверь, даже в Африке, даже их же братья-славяне".

"Как человек, всегда боровшийся за сохранение своей нации, языка и религии, повторяю еще раз, запомните это раз и навсегда - татары это не русские! Никогда ими не были и не будут! Татары - мусульмане! У нас своя вера, своя уникальная культура, свой древнейший язык, свои вековые обычаи. Менять эти бесценные сокровища на "стеклянные бусы" русско-советского суперэтноса (водка, свинина, Пугачева) мы не будем. Это наше право выбора. Никогда в жизни не согласятся истинные татары стать русскими, и уж тем более христианами!". "Русских мы не считаем эталоном для подражания, и служить нравственным ориентиром для нас они не могут. У нас своя система ценностей. Мусульманам запрещено проявлять излишнюю близость к христианам, вести с ними трогательную дружбу, делиться секретами, подражать, перенимать обычаи, и уж тем более вступать в различные альянсы в ущерб мусульманской умме. Мы живем по своим, внутренним законам, и истинный татарин никогда не пойдет на кровосмешение с русскими. Таков закон".

Понятно. В какой-то момент про безудержное пьянство русских мне читать надоело, и я сменил чтение на Великую Ясу Чингисхана, к которому тоже апеллирует Байрамова. А там в дошедших до нас фрагментах один из самых больших посвящен... пьянству. "В вине и водке нет пользы для ума и искусства, нет также добрых качеств и нравов; они располагают к дурным делам, убийствам и распрям; лишают человека вещей, которые он имеет, и искусств, которые знает, и становятся постыдны путь и дела его, так что он утрачивает определенный путь. Государь, жадный к вину и водке, не может произвесть великих дел, мыслей и великих учреждений". И написано это отнюдь не про русских. Но это так, к слову.

Еще характеризует русских бытовое бескультурье: "Мы ведь терпим крики, матерную брань и драки пьяных "старших братьев", шатающихся по ночам". Выходя на государственный уровень, Байрамова пишет: "Развитию российской государственности мешают отсутствие демократических свобод, повальная коррупция, воровство, криминал и преступность, пьянство и падение нравов". При этом Google услужливо откликнулся на поиск "криминал в Казани". Но это тоже - к слову.

Не забыла председатель Милли Меджлиса и об экономике: "Русское государство построено на трагедии татарского народа, на татарской крови, и держится оно за счет энергоресурсов, выкачиваемых из недр татарских земель. Кормят и питают это государство татары, и своему мнимому благополучию вы обязаны татарам и их безропотной "толерантности"". Как выясняется из ее текста, в начале 90-х Россия растеряла отнюдь не всех своих "кормильцев", которые сейчас, избавившись от прожорливого "нахлебника", откровенно процветают - взять для примера ту же Молдову... Или Эстонию.

Обратим внимание на то, как колеблется Байрамова в выборе местоимений между "вы обязаны татарам..." и "русские (они) как вымирали...". "Они" - это окончательный отказ от диалога, "вы" - еще не все потеряно... Также неопределенно Байрамова относится и к себе: "мы решили остановиться..." и "(я) повторяю еще раз...". Употребление "я как мы" обычно четко указывает на "точку сборки", на готовность "водить народы". Недаром дама - председатель Милли Меджлиса.

Как всякий уважающий себя ультранационалист, Байрамова много рассуждает о чистоте татарской крови и выдающихся особенностях татарских генов. "Такое перманентное "переливание крови", а точнее закачивание других, здоровых кровей в гены русских идет уже со времен взятия Казани. И не только татарская кровь подпитывала их". "Оказывается, в рай можно въехать и на чужом горбу, были бы только простофили, готовые верить в сказку про "дружбу народов", смешивать свою кровь и шагать в светлое будущее, таща на своем горбу чужих. Казалось бы, весь мир должен был стать советским и начать горбиться на русских". "Как должны вести себя татары в такой ситуации? Должны ли во имя сохранения государства русских, в том числе и самих русских, отречься от самих себя, от своей многовековой истории, отдать на растерзание свой генофонд, последние капли своей крови?". "Наш долг сохранить свой генофонд, а не транжирить его во имя создания новых, искусственных суперэтносов".

Интересно, есть ли уже в Казани Институт евгеники - почти непременный атрибут фашистских режимов? При этом типичных для фашизма рассуждений о "татарском сверхчеловеке" у Байрамовой в тексте нет, зато есть встречные обвинения в адрес "русского сверхчеловека": "Так был запущен грандиозный проект по созданию нового, советского (русского) сверхчеловека. Все, от мала до велика, должны были влиться в дружную семью народов. Для этого первым делом нужно было устранить религиозный фактор, запрещающий браки между представителями разных религий, сравнять все социальные слои (теперь все дружат), научить всех пить (дружбы без застолья не бывает), запустить на всю катушку агитпроп дружбы народов (точнее межнациональных браков) в стиле "свинарка и пастух", "как хорошо в стране советской жить", "лишь бы человек был хороший, а национальность не имеет значения". (...) Только вот не получилось обмануть Бога. Проект по созданию советско-русского сверхчеловека с треском провалился, гены подвели".

Теперь главное: надо ли физически уничтожать русских как недочеловеков? Нет, прямых призывов к этому в духе старого фашизма у Байрамовой нет. Как нет и призывов к уничтожению русских как русских в духе нового фашизма - через насильственную ассимиляцию. Как у нас в Прибалтике.

Ответ на этот вопрос у Байрамовой аллегоричен: "Так что станет с татарами? Все зависит от самих татар. Кто захочет остаться татарином, останется. Это не так уж и сложно. Никакие кремлевские политтехнологи не смогут заставить человека идти против собственной генетики. Главное иметь пробужденное национальное самосознание, знать родной язык, соблюдать каноны ислама, блюсти национальные традиции и бороться со злом, в любом его проявлении. Кодекс поведения татарина в общем-то прост. Щитом в руке татарина должен быть ислам, а мечом - сильный национальный дух, воинственный дух Чингисхана. Даже при наличии одного только щита - сильной веры, можно выжить. Аллах помогает уверовавшим, береженого Бог бережет. Будем молиться, чтобы Аллах отвел от нас угрозу кяферов. Наше дело правое".

Обратим внимание на эту оружейную тему - "щит и меч". В эпоху информационных войн щит и меч перестали быть иносказаниями. Покойный эстонский президент Леннарт Мери тоже называл международное право "атомной бомбой маленьких государств", а один из ультраправых теоретиков Март Нутть считал "оружием" "теорию непризнания". Но на традиционную войну Байрамова не зовет, перекладывая пока цивилизационную конкуренцию на плечи Аллаха.

""Если вам на помощь придет Аллах, считайте, что вы непобедимы". (Сура "Имран", 160 аят). Не надо забывать, что последнее слово всегда за Аллахом. Как он решит, так и будет. Он сам выберет достойных, и сам решит какому народу продлевать жизнь, а какому нет. "Каждому народу отведен определенный срок пребывания на этой земле. Когда срок истечет, никто не сможет остаться дольше дозволенного". (Сура "Аграф", 34 аят)".

То есть - русские сами вымрут. От пьянства и духовной пустоты. Но в любом случае произойдет это не в результате татарского освободительного похода, а согласно Гумилевскому этногенезу. Оказывается, про этногенез даже в Коране написано...

Популизм

Приведенного выше вполне достаточно, чтобы объявить Байрамову популистом. Однако не могу удержаться и не затронуть тему ценностей, поднятую Байрамовой. Дело в том, что ни одной собственно "татарской" ценности в своем тексте она не приводит. Тут у нее - те же сложности, что были и у русских при определении "духовных основ Русского мира". Долгое время эти "основы" состояли в охаивании "общеевропейских" или "западных" ценностей; тем же путем идет и Байрамова - "У нас своя вера, своя уникальная культура, свой древнейший язык, свои вековые обычаи. Менять эти бесценные сокровища на "стеклянные бусы" русско-советского суперэтноса (водка, свинина, Пугачева) мы не будем".

В какой-то момент, однако, Русский мир всерьез задумался именно о своих ценностях, и на время возобладал отсылочный подход. Мол, ценностей у нас немерено, но все они - в православии, и есть специально обученные люди, попы, которые в любой момент готовы по этим ценностям держать ответ. Однако мешок с этими ценностями никто развязывать не спешил, пока к делу не подключились интеллектуалы. Получается пока трудно; об одной из таких последних попыток, предпринятой на XV Всемирном русском народном соборе, пишет, в частности, Андрей Фомин в последнем номере "Балтийского мира".

Я, каюсь, тоже подключился к поискам, но вместо того, чтобы выдумывать эти ценности, а потом выставлять на голосование, я их вычислял. На основании базовых национальных документов, в основном - конституций. Результат моего исследования главных ценностей Русского мира был опубликован в журнале "Стратегия России", а публикация главных эстонских ценностей еще ждет своего часа. Но могу заверить, что разница - колоссальная.

Привлекательность моего подхода в том, что результаты его - бесспорны, так как речь идет не о частных или коллективных, или даже всемирно-соборных мнениях по поводу ценностей, а о правовых актах, обязательных для всех. Аналогичного исследования в отношении Татарстана я не проводил, но и Байрамова при утверждении "татарских" ценностей на "правовую базу" не ссылается. Однако даже беглое знакомство с основным законом Татарстана 1992 года обнаруживает его крайнюю взрывоопасность; например, в Татарстане не один, а два субъекта народного суверенитета - "многонациональный народ Республики Татарстан и татарский народ". Ни в одной другой "постсоветской" конституции, насколько мне известно, такого "богатства" нет. При этом в конституции Республики Татарстан нет ничего похожего на ст. 4 Конституции Азербайджанской Республики 1995 года под названием "Единство народа".

Короче, ничем конкретным перешибить "водку, свинину и Пугачеву" у Байрамовой не получилось. Даже "своя религия" вызывает вопросы: с каких это пор ислам стал сугубо татарским? Притом что по конституции Татарстан - светское государство...

Палингенезис

При определении ключевого маркера фашизма в отношении Татарстана (в изложении Байрамовой, разумеется) придется потрудиться. Главный вопрос: призывает ли Байрамова к возрождению татарского национального государства, т.е. к созданию государства, отличного от существующего?

"Золотой век", или, пользуясь термином Олега Неменского, "идентитарное зеркало" в статье Байрамовой не прописано, по сути, никак. Один раз упомянут Чингисхан, вскользь проброшены "вековые традиции" - и все. Хотя объективно материала для описания "золотого века" татар очень и очень много.

Национальная трагедия, которой непременно должен закончиться возрождаемый "золотой век", напротив, прописана не в пример полнее, и даже четко обозначена - "взятие Казани".

"С момента взятия Казани татары использовались в качестве рабсилы на самых тяжелых работах, гибли в войнах за русское государство в качестве пушечного мяса". "Но, господа, не забывайте, что ваше русское государство построено на наших татарских землях. Коренные народы Евразии, а точнее татары - истинные хозяева этих земель. Вы пришли на наши цветущие земли, завоевали их огнем и мечом, разрушили нашу цивилизацию, поработили народы, насильственно всех крестили. Вас никто сюда не звал, и никто добровольно в ваш "состав" не входил. И не надо строить из себя великих благодетелей, мы все прекрасно помним, как вы пришли на наши земли, и что сейчас от них осталось. Одна разруха". "Что касается русских - вот они то, как раз и есть пришлые чужаки на этих землях. Пришли невесть откуда, оккупировали земли местных народов, все разграбили, всех подчинили, всех заставили говорить по-русски, всем навязали свою религию, потом красную идеологию. В таком случае, кто кому должен сказать "уходи"?"

...И сказал "татарский" народ многонациональному народу Республики Татарстан: уходи!...

Территориальные претензии обозначены смутно, но зато глобально: "Коренные народы Евразии, а точнее татары - истинные хозяева этих земель". Каких - "этих"? Всей Евразии? Неопределенность претензий не дает возможности применить к ним знаменитые "7 правил национализма".

Неизбежный для фашизма мистицизм в тексте Байрамовой тоже присутствует, но не в виде обязательного грядущего татарского величия, а в виде обязательного грядущего мистического падения русских: "Все началось еще со времен Иоанна Кронштадского, который оставил много интересных, но далеко не радужных "пророчеств", относительно будущего русского народа (сейчас они по известным причинам строго засекречены). Оказывается, у так называемого "народа-богоносца" накопилась масса неискупленных грехов, и будущего у него при таком раскладе нет, везде светит кара божья (чему мы были свидетелями на протяжении всего двадцатого столетия)". "В новом мире выживут лучшие из лучших. Сегодня каждый сам за себя, русским быть не престижно, и даже опасно. Вдруг постигнет кара божья? Кто-то же должен отвечать за семьдесят лет атеизма. Сегодня никто не будет жертвовать собой во имя сохранения тоталитарного государства и продления жизни спившимся неудачникам".

Что же до собственно возрождения татарского национального государства, то тут понять Байрамову совершенно невозможно. Потому как прежде всего непонятно ее отношение к существующей Республике Татарстан.

С одной стороны: "Как мы были правы, провозгласив суверенитет Татарстана в 90-е, и как хорошо, что у нас есть правовая база для построения своего независимого государства! Как это актуально сегодня, когда открыто начали попираться права татарского народа! Только имея собственное независимое татарское государство, сможем мы сохраниться как нация, и не зависеть ни от кого".

С другой стороны: "Имей мы собственное независимое государство, мы бы жили по своим законам, чувствуя себя хозяевами на своей земле, и никто не посмел бы заикнуться о нашей ассимиляции. Но если посягательства на наши права со стороны российских властей не прекратятся, мы вынуждены будем просить помощи у международного сообщества, ибо в таких условиях само существование татарской нации ставится под угрозу. Каждая нация имеет право на самоопределение, и мы вынуждены будем принять меры".

Так признает ли Байрамова само существование Республики Татарстан? Непонятно. Еще более непонятным это отношение делает Обращение Милли Меджлиса татарского народа о признании государственного суверенитета Республики Татарстан к президентам и парламентам государств, а также ООН, принятое 20 декабря 2008 года. Зачем утверждать государственный суверенитет Республики Татарстан, если в ст. 1 конституции Республики Татарстан записано: "Суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан". А?

И совсем уже анекдотичной становится история с "утверждением состава правительства в изгнании" резолюцией того же собрания Милли Меджлиса. Тут я уже ничего не понимаю, и даже острить на эту тему не буду. Отмечу, однако, что сам факт утверждения "правительства в изгнании" (на Родине!) суть "присвоение власти"; согласно ст. 5 уже упоминавшейся конституции Азербайджанской Республики "Присвоение власти является тягчайшим преступлением, направленным против народа". В контексте конституции Татарстана может возникнуть вопрос о том, против какого из двух народов совершил свое преступление Милли Меджлис Татарского народа?

Мой ответ - против обоих.

Выводы

Можно ли на основании разобранного текста однозначно диагностировать взгляды Фаузии Байрамовой как фашистские? Нет, потому как нет, как мы убедились, определенности с ключевым маркером фашизма - палингенезисом. Пока ей куда милее "татарский" изоляционизм: "Но сегодня Америка далеко не плавильный котел, многие эмигрантские общины живут довольно обособленно, и не торопятся "расплавляться" во имя иллюзорной "американской мечты". Традиции хранят бережно, кровь с кем попало не смешивают, многие даже английский язык не учат. Все живут в своих анклавах, особенно это заметно на примере еврейских и китайских общин".

Байрамову можно смело называть ультранационалистом, популистом и русофобом, а как фашист она откровенно слаба. Тоже - пока.

Однако то, о чем пишет Байрамова, очень напоминает мне происходившее у нас в Эстонии 20 лет назад. Во многом - просто калька. Милли Меджлис - это копия Конгресса Эстонии; странно, что дамы и господа из Милли Меджлиса не додумались объявить Государственный Совет Республики Татарстан "временным административным учреждением оккупационной власти", как это в свое время сделал Конгресс Эстонии в отношении Верховного Совета Эстонской ССР. Те же стоны о величии собственной культуры и русском бескультурье, тот же правовой нигилизм и апелляции к какому-то абстрактному "международному праву"... Даже в председатели "правительства в изгнании" назначили гражданина США... Та же "фишка" про оккупацию - интересно, появится ли в Казани соответствующий музей, как в Таллине или Тбилиси?

Однако есть и отличия. Эстонская модель была изначально фашистской, так как апеллировала именно к возрождению - "восстановлению государственной самостоятельности". При этом существенно обогатив миф, декларируя "возрождение" без смерти...

Есть и отличие, которое меня откровенно порадовало. Это изложенная в конституции Татарстана цель "сохранения и развития исторических, национальных и духовных традиций, культур, языков". В конституции Эстонии речь идет исключительно о "сохранении эстонской национальности, языка и культуры на века". Без развития. Изоляционизм Байрамовой, правда, тоже развития не предусматривает. Вообще, "татарский" ультранационализм очень эклектичен: он откровенно русофобский, но вот по отношению к "западным ценностям" ведет себя странно: апеллирует к "демократическим ценностям", высмеивает "американскую мечту", но выдвигает в лидеры "правительства в изгнании" гражданина США...

И последнее. Если госпоже Фаузие Байрамовой показалось, что я навешал на нее ярлыков, то могу заверить, что мы - квиты. Потому как я и есть тот самый упомянутый ей "простофиля, готовый верить в сказку про "дружбу народов"".

Сергей Середенко - русский омбудсмен (Эстония)

https://regnum.ru/news/society/1433381.html

Блокировка ROCORRUS пока продолжается
РПЦЗ
rocorrus


Как видите, сам Живой Журнал к нашему блогу претензий не имеет. Мы правила использования ЖЖ не нарушали.



Пока что ждем от Роскомнадзора разблокировки нашего ресурса на территории РФ.
Метки:

Репрессии против блога ROCORRUS продолжаются
РПЦЗ
rocorrus
Мы уже сообщали читателям блога ROCORRUS о репрессиях против нашего ресурса.

Вот эти материалы: http://rocorrus.livejournal.com/304800.html и http://rocorrus.livejournal.com/304942.html

И вот наконец-то 2 августа 2017 г. Конфликтная комиссия LiveJournal сообщила нам то, за что именно был заблокирован на территории РФ наш блог.





Как мы и ожидали, оказалось некий Ленинский районный суд г. Грозного - Чеченская Республика возбудился по поводу материалов под меткой (тегом) "ислам без маски".

Под этой меткой (тегом) в нашем блоге находились 23 материала (поста) и почти все они - перепечатки с других ресурсов.

Вот эти материалы:

ислам без маски http://rocorrus.livejournal.com/tag/ислам%20без%20маски


1. Уроки "нравственности" и "демократии" от лжепророка Магомета http://rocorrus.livejournal.com/303042.html

2. Ухтишкам на заметку http://rocorrus.livejournal.com/302273.html

3. БДСМ-извращения от лжепророка Магомета и его сахабов http://rocorrus.livejournal.com/301963.html

4. Давайте развеем некоторые мифы, опутавшие ислам http://rocorrus.livejournal.com/293301.html

5. Мулла Наиль Мустафин ненавидит Русских http://rocorrus.livejournal.com/275969.html

6. "Совет муфтиев России" ворует горячую воду в Москве http://rocorrus.livejournal.com/262275.html

7. Магометане внаглую требуют для себя привилегий в России http://rocorrus.livejournal.com/260940.html

8. Когда же мусульмане наконец-то станут уважать других? http://rocorrus.livejournal.com/260069.html

9. Инструкция мусульманских изуверов XXI века http://rocorrus.livejournal.com/257697.html

10. Саудовская Аравия - подлинное лицо родины ислама http://rocorrus.livejournal.com/257000.html

11. Мулла оштрафован за торговлю палёной самогонкой http://rocorrus.livejournal.com/249070.html

12. Исламист Дамир Мухетдинов содомит и педофил? http://rocorrus.livejournal.com/243105.html

13. Мусульманство Казахстана без маски http://rocorrus.livejournal.com/241943.html

14. Ислам - тоталитарная религия http://rocorrus.livejournal.com/239489.html

15. Звериное сатанинское лицо ислама на Ближнем Востоке http://rocorrus.livejournal.com/238675.html

16. Мулла торгует палёной самогонкой http://rocorrus.livejournal.com/234385.html

17. "Русские" мусульмане без маски: терроризм и русофобия http://rocorrus.livejournal.com/220060.html

18. Муфтий Киргизии ушел в отставку из-за порно-видео http://rocorrus.livejournal.com/206528.html

19. "Русский" ислам - американская провокация против России http://rocorrus.livejournal.com/195510.html

20. Что такое "совет муфтиев России"? http://rocorrus.livejournal.com/187889.html

21. "Толерантность" с точки зрения ислама http://rocorrus.livejournal.com/183373.html

22. Межконфессиональные отношения с точки зрения ислама http://rocorrus.livejournal.com/183129.html

23. Не заблуждайтесь: это тот самый ислам http://rocorrus.livejournal.com/127200.html


Безусловно, не имея возможности и времени как-то оспаривать решение чеченского суда - мы удаляем все эти материалы и саму метку, о чём и сообщаем в Конфликтную комиссию LiveJournal и в Роскомнадзор по адресу zapret-info@rkn.gov.ru.

После этого будем ждать разблокировки нашего блога ROCORRUS.

Мы полностью выполнили всё то, что от нашего блога потребовали власти Чечни.
Метки:

В регионах РФ идут открытые гонения на Русский язык
РПЦЗ
rocorrus
Нет татарскому исламо-фашизму!

Русский язык в Российской Федерации отказываются считать родным

Он — только «государственный»

На прошлой неделе, выступая на заседании Совета по межнациональным отношениям, президент России Владимир Путин указал, что недопустимо «заставлять человека учить язык, который для него родным не является» и «снижать уровень и время преподавания русского».

Под этой новостью в различных СМИ появились десятки комментариев людей, которые вообще понятия не имели о том, что где-то в Российской Федерации детей принудительно учат какому-то местному языку, притом снижая время преподавания русского. Как же мы дошли до жизни такой? Давайте разберемся.

Принято считать, что началось все при Борисе Ельцине, от щедрот своих раздававшем автономным образованиям суверенитет. Это предположение не лишено смысла. К примеру, именно при Ельцине (в 1992 году) был принят закон Республики Татарстан «О государственных языках РТ и других языках в РТ», где уже прописано, во-первых, что «в РТ в соответствии с законодательством создаются условия для сохранения и всестороннего развития родного языка», и, во-вторых, что «государственными языками в РТ являются равноправные татарский и русский языки».

Запомните оба этих пункта, из них вырастет все остальное.

Например, из положения, что языки «равноправные», вытечет зафиксированное в законе представление, что изучать их следует в равном объеме. И языки, и созданную на них литературу. Затем: вроде бы они «равноправные», но почему татарский (здесь и далее везде) поименован прежде русского? В нейтральном контексте такого быть не должно: по алфавиту первым должен идти русский.

Ну как же, скажут мне. Это же Татарстан! Стоп. Остановитесь и подумайте: что важнее: что эта территория — Татарстан или что она же — Российская Федерация? Приоритет так называемых «татарских национальных элит» понятен — но каков должен быть приоритет России? Десятилетиями оставаясь неотвеченным, этот вопрос оброс множеством превратных толкований. Мы к нему еще вернемся.

Как ни удивительно, белый и пушистый пункт об «условиях для сохранения и всестороннего развития родного языка» в практическом применении оказался не менее порочным. Начнем с чистой прагматики: татарстанское законодательство предусмотрело 15-процентную надбавку к заработной плате для тех, кому в работе необходимо «знание и практическое применение двух государственных языков Республики Татарстан». Звучит нейтрально, но по факту означает, например, что учитель русского языка обречен зарабатывать меньше, чем учитель татарского языка. В широкой практике это часто означает, что татарин будет зарабатывать больше русского. И все это вытекло из такого прекрасного пункта, как сохранение и развитие родного языка.

Погодите… но разве русский язык не надо сохранять и всесторонне развивать? И вот тут-то кроется самое удивительное, почти невероятное. Вдруг оказывается, что русский язык как минимум кое-где в Российской Федерации, а как максимум — на всей территории Российской Федерации… не может считаться родным (а только государственным). И потому прекрасные речи о сохранении и всестороннем развитии родного языка его не касаются. В законодательстве Татарстана — Татарстана, где русские составляют немногим меньше половины населения, а русскоязычные — более половины, — это отражено очень четко. Здесь русский язык никто, кроме отдельных идущих на риск энтузиастов, не собирается «сохранять, развивать, всесторонне изучать и совершенствовать». Здесь за это не платят, а платят совсем за другое. За «ознакомление других народов с достижениями татарской культуры». За «изучение старотатарского языка». И даже за «изучение арабской и латинской графики». Я получала высшее образование в Татарстане и помню, что 15 лет назад в ходу уже были диссертации, основанные на сравнении татарского языка с английским, и это тоже считалось развитием татарской культуры.

Ну, это же Татарстан (Коми, Башкирия, Якутия, Удмуртия…), скажут мне. И вновь спрошу о приоритетах. Если наш приоритет — вырастить внутри России максимально самостоятельные образования, то все идет по плану, полет нормальный. Если наш приоритет — единая Россия (как называется крупнейшая наша государственническая партия), то так ли правильно отдавать «национальные республики» (широко растиражированный неконституционный термин) на откуп локальным националистам, даже не пытаясь этому противопоставить развитие и продвижение русского языка?

Вроде бы очевидно, что все прекрасные слова о сохранении и всестороннем развитии родного языка как минимум точно так же следует относить к русскому языку. Но в «национальных республиках» он таковым не является. И в этом, как ни странно, виноваты не только местные национальные элиты.

Это ведь не они последовательно искореняли отношение к русскому языку как к родному (он везде «государственный»); не они писали федеральные государственные образовательные стандарты, пестрящие словосочетаниями «русский неродной» и «родной (нерусский)». В законодательстве Татарстана 90-х годов есть строчка о том, что «обучение детей родному языку является гражданским долгом родителей». Разумеется, тут не мог иметься в виду исключительно татарский. Однако чем дальше, тем больше вырастала и — уже не при Ельцине, а в 2000-е годы — проявляла себя в законах федеральных и локальных эта оппозиция: «русский государственный» и «родной (нерусский)». Государственный язык надо знать (в каком-то объеме). А родной надо сберегать, обогащать, всесторонне развивать. Родной язык — это даже звучит теплее.

Для того чтобы понять, почему в «национальных республиках» так яростно борются против признания русского родным языком, не надо быть семи пядей во лбу. Русский родной язык — это учебный план, где «национальный компонент» составляет никак не более 20 процентов. А значит, прощайте, «равные объемы изучения», с таким тщанием вписанные в местное законодательство при издыхании Советского Союза. Тогда же были любовно вписаны «внешнеэкономические связи и международные акты, заключаемые от имени Республики Татарстан». Неприятно отказываться от такого!

Что ж, посмотрим на перспективу, уготованную нам, если мы от этого не откажемся. Недавно в сети (на сайте «Открытое образование») появился электронный курс, подготовленный СПбГУ с привлечением сотрудников Казанского федерального университета. Оцените название: «Функционирование русского языка в странах СНГ и национальных республиках РФ».

Я посмотрела этот курс целиком. Ждала, будет ли указано на принципиальнейшие различия бытования русского языка в странах СНГ и в «национальных республиках РФ». Будет ли указано хотя бы, что русский язык в «национальных республиках РФ» является не только государственным, но и родным — родным! — для огромного числа людей, и именно эта русская языковая среда является главным средством обучения русскому языку?.. Ответ: нет. На протяжении многих часов специалисты СПбГУ и КФУ, говоря о родных языках, имеют в виду только «языки титульных национальностей республик» и не сомневаются в том, что российских граждан «титульных национальностей» (о русских не упоминается, словно их нет) надо учить русскому языку так, как учат иностранцев. Единственное сущностное отличие, которое они соглашаются признать, — это что иностранцы приезжают в РФ на заработки, а «гражданам титульных национальностей» придется сдавать ЕГЭ.

Русская языковая среда этих специалистов не интересует — их интересуют особенные учебники для «титульных». Мне, росшей среди татар, говоривших по-русски лишь немногим хуже (а иногда и не хуже), чем я, дико это слышать. Но мы действительно оказались на рубеже, где целеполагающие разговоры о предмете находятся в фантастическом отрыве от самого предмета. А елейные речи о желательности «билингвального обучения»!.. Все это мы проходили в бывших союзных республиках. Зыбкость отличий уже даже и не скрывается.

Татьяна Шабаева, журналист, переводчик

"Московский комсомолец" №27451 от 25 июля 2017



"Язык без гостей". Все в России должны изучать Русский язык в равном объеме

Русский можно выучить хотя бы за то, что на нем разговаривают в приемных комиссиях российских


Требование президента не сокращать количество часов на изучение русского языка в школах нацреспублик и изучать нацязыки только на добровольной основе – это, как говорится, открытка многим.

Лишь недавно прокуратура Башкортостана указало республиканским властям на недопустимость принуждать к изучению башкирского языка в республике тех, для кого он не родной. Но и то, как сообщают с мест, прямое государственное принуждение лишь заменилось телефонным правом и намеками на «желательность» всеобщности такого обучения.

В Татарстане обучение татарскому и вовсе является однозначно принудительным и это вызывает систематически протесты множества родителей, не испытывающих никакой необходимости в навязывании чадам этой школьной дисциплины (а в быту никто из принуждаемых говорить на этом языке, разумеется, не будет).

Абсурдней всего сложилась ситуация в республике Коми, где трем четвертям населения – русским навязывается обязательное изучение языка четверти населения (которая, к тому же, тоже не вся его употребляет).

Отрицательные последствия такой лингвистической «обязаловки» очевидны – сокращение количества русского языка в школе, а значит более слабая подготовка по базовому для поступления в любой вуз предмету, а значит – фактическая дискриминация жителей этих республик при поступлении в вузы и приеме на работу.

При изучении нацязыка его носители и те, кому он навязывается искусственно, ставятся в заведомо неравное положение, а значит русские школьники оказываются в вечных отстающих.

К этому прибавьте чувствительную атмосферу идеологического запугивания, когда отказ от изучения татарского, башкирского или коми, приравнивается к нелояльности к «титульной нации» – читай к республиканским элитам, и это может иметь немалые последствия в реальной жизни.

Собственно, главная скрытая причина, по которой навязываются эти языки, вполне прозрачна. Сформировать у русского населения республик неуверенность в себе, ощущение, что они находятся не у себя дома – в России, а «в гостях» у «титульной нации», и должны соблюдать какую-то особую специфическую гостевую вежливость, чувствовать себя сидящими на краешке стула.

Апологеты навязывания нацязыков все время проговариваются: «находясь в стране нужно знать её язык» или что-то вроде того. Когда задаешь вопрос: «а в какой такой стране находятся русские на территории Российской Федерации?» – умолкают, понимая, что сболтнули лишнего.

Страна у нас одна – Россия. И тот, кто с этим не согласен, имеет серьезные проблемы с законом. Государственный язык этой страны – русский. И он должен изучаться не потому, что русские навязывают кому-то этот язык, а потому что нормальная жизнь без него невозможна.

Все учащиеся в любой точке России должны изучать русский язык в равном объеме, без всяких сокращений, поскольку, в данном случае, это не язык этноса, а язык государства, язык той самой страны.

Языки проживающих в России народов изучаются на другом основании, как часть политики по защите их культуры и этнической идентичности. Каждый народ имеет право быть собой, имеет право на свою память, свою словесность, на развитие своей литературы. Каждый. И поэтому никто не может помешать татарину изучать татарский, башкиру – башкирский, якуту – якутский и т.д. И использовать для такого изучения нашу систему общеобразовательных школ тоже вполне законно.

Однако как только к изучению языка того или иного народа принуждаются через эту систему общеобразовательных школ русские ученики, для которых языком их идентичности и культуры является русский, то принцип защиты этнического многообразия тем самым немедленно нарушается.

Речь уже не о том, что в нашей единой стране России сохраняется многообразие культур, а о том, что из состава этой страны выделяется другая «страна», которая, кстати, никакого многообразия не терпит и немедленно превращает русских в дискриминируемое «меньшинство», а русский язык – в фактически преследуемый. Ситуация совершенно нетерпимая.

Для защиты своей идентичности русским учащимся следует углубленно изучать русский как родной, может быть на таких добавочных уроках углубленно постигая красоты древнерусского языка, народных говоров, копаясь в «Словаре языкового расширения» Солженицына…

Однако такой опции как «русский как родной» наша образовательная система не предусматривает и всем учащимся некоторых республик навязывается «титульный» язык, который для большей части из них родным не является

Мы должны со всей решительностью разорвать порочную связь между административно-территориальным делением страны и языковой образовательной политикой. Политика изучения госязыка, русского языка должна быть одинаковой на всем пространстве нашей страны, без исключений. А политика изучения родных языков проживающих в России народов, должна, точно так же, не иметь никакой привязки к административному делению. Татарский язык – это не язык Татарстана, а язык татар, проживающих в России – и где они проживают, там он и должен изучаться, независимо от территориальной нарезки. Тем самым, кстати, сфера изучения татарского языка быть может даже и расширится, не будучи привязана к «татарстанскому».

При этом парадоксально, но в Российской Федерации существуют республики, где власти проводят политику в интересах титульного этноса, вызывающую даже определенное беспокойство экспертов по межнациональным отношениям, но, при этом, навязыванием русским неродного для них языка не занимаются. То есть даже с точки зрения интересов нацэлит языковой прессинг совершенно не обязателен. Он лишь увеличивает напряженность межнациональных конфликтов.

Русские же граждане России везде должны чувствовать себя в России, у себя на родине, а не «гостями», которым непрерывно и навязчиво указывают на их мнимое «место».

Егор Холмогоров, российский политический деятель, публицист, блогер

БДИТЕЛЬНОСТЬ

ROCORRUS: всё это не могло бы происходить без ведома и одобрения В.Путина и путинистов. Если это не так, то что именно тогда мешает ему уволить того же русофоба Рустама Минниханова и упразднить антироссийское гнездо под названием Татарстан?

Все "национальные автономии" в России должны быть упразднены и в нашей стране Русские должны быть объявлены титульным государствообразующим народом.

Россия обязаны стать унитарным государством с чисто административно-территориальным устройством.

Свет и тени подольского "казака" Мелехова
РПЦЗ
rocorrus
Свет и тени подольского казака Мелехова

Бизнесмен, создатель казачьего музея в Подольске и мемориального комплекса в Еланской, общественный деятель Владимир Мелехов в кругах русских националистов достаточно известен. Его главная заслуга, конечно – в сохранении памяти об истории казачества, о героическом сопротивлении Донских казаков большевикам в годы Гражданской войны.

Суд против нациста?

Весной 2017 года в Подольске суд повторно рассматривает уголовное дело против Мелихова. Его обвиняют, ни много ни мало, – в симпатиях к нацизму. Началось всё ранним утром 5 июня 2015 года, когда два десятка сотрудников ФСБ приехали в огромную усадьбу на окраине Подольска, где живет сам Мелихов и находится его основной музей. На территории усадьбы расположены также несколько доходных домов, баня, мастерские, церковь и многое другое. Мелихов – человек далеко не бедный. В ходе обыска, как гласит протокол, якобы, нашли 64 патрона калибра 9х18 мм, сигнальную ракетницу с зарядами, несколько ножей и пять старых пистолетов.

Так появилось обвинение по части 1 статьи 222 УК (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов). Сам Мелехов настаивает: все изъятые пистолеты — экспонаты, непригодные для стрельбы, а патроны ему подбросили. Защита Мелихова добавляет: есть косвенные свидетельства того, что боеприпасы попали к казаку со складов ФСБ. Формальным поводом для обыска тогда стала «оперативная информация» спецслужбы по совершенно другому делу; с момента обыска до первого судебного заседания прошло больше года; суд вернул дело в прокуратуру, та обвинения «доработала», сейчас оно рассматривается во второй раз.

Кроме этого, источником обвинения стали выставленные в музее немецкие и казачьи журналы времён Второй Мировой войны и форма, символика оружие, относящиеся к созданию и деятельности русских формирований, воевавших на стороне Третьего рейха». Повод бредовый – история есть история. Многие казаки воевали за немцев и против большевиков. Но виноваты в этот только и исключительно сами большевики, устроившие в России такой геноцид, что корневые патриоты своей земли - казаки стали считать их, вполне справедливо, большим злом, чем немцы.

Человек вне идеологий?

В прошлом Мелехов – директор Подольского цементного завода и основатель казачьего общества «Станица». В 1991 году он начал массовое строительство коттеджей для сотрудников своего предприятия, которые и должны были стать казаками в «Станице». С тех пор и дома, и владевшие участками станичники куда то поисчезали – осталась только огромная огороженная территория с барской усадьбой самого Мелехова и многочисленными хозяйственными постройками, в которых трудятся преимущественно нелегалы из Средней Азии. На вопрос, куда делись члены его казачьего сообщества, Мелехов просто разводит руками – нет и нет. А про азиатов вокруг Владимир Петрович, поморщась слегка, говорит – не трогайте, это бизнес.

Ещё 1991 году в Подольске его силами появился приход Русской православной церкви за рубежом, который вскоре закрылся из-за давления городских властей. Новый приход РПЦЗ в 1995 году был открыт Мелеховым уже на территории собственной усадьбы. Потом, вместе с РПЦЗ, Мелехов вернулся в лоно РПЦ МП. В его доме долгие годы жил и работал епископ РПЦЗ Михаил Донсков – личность очень тёмная, сыгравшая важную роль в устранении убеждённого антикоммуниста митрополита Виталия (Устинова) с поста главы РПЦЗ. В 2005-2006 годах Мелехов и Донсков в кругах русских националистов очень активно агитировали против РПЦ МП, утверждая, что кто в ней состоит – тот вообще не православный и попадёт прямиком в ад. Но потом оба быстро сменили вехи. Сейчас Михаил епископствует в Женеве, а Мелехов является прихожанином МП.

Свою общественную деятельность до 2007 года Мелехов сам описывает как попытку выстроить коалицию правых и либералов: «Многим общественными организациям, начиная "Яблоком" и кончая националистическими организациями, я старался объяснить, что все их взгляды не будут ничего стоить, если не будут обеспечить базовые ценности любого общества, такие как свобода слова и независимый суд». Вероятно – лукавит. Вся его политическая деятельность регулярно сводилась к бытовому эгоцентризму – ни с кем и никогда договориться у Мелехова не получалось. Мне доводилось не раз беседовать с активистами казачьего движения из России, которые, будучи безсеребренниками и людьми с честной репутацией, пытались получить от Мелехова помощь – и материальную, и организационную. Успеха никто из них не имел. К людям без денег у Владимира Петровича отношение презрительно – высокомерное: «нечего босякам помогать, только средства промотают».

Музей истории казачества и памятник атаману Краснову

К 2007 году Мелихов сосредоточился на строительстве в станице Еланской в Ростовской области мемориального комплекса и музея «Донские казаки в борьбе с большевиками». Пока шло строительство комплекса, в Подольске рейдеры попытались отнять у Мелихова рынок «Станица». Одновременно было возбуждено уголовное дело по статье 199 УК (уклонение от уплаты налогов): по версии следствия, предприятие Мелихова задолжало бюджету около 16 млн рублей. В сентябре 2007 года Подольский городской суд отправил бизнесмена в СИЗО, где тот провел восемь месяцев. Тогда в итоге Мелехов отбился. Комплекс в Еланской построен и действует, хотя попытки закрыть его властями время от времени предпринимаются. Музей в Подольске тоже существует, имея статус частного, но посещения его по понятным причинам ограничиваются.

Либерал и заукраинец

В последние годы Мелехов заметно дистанцировался от общения с русскими националистами. По воспоминаниям людей, которые имели деловые отношения с фирмами Мелехова и его сына, отношение к русским у них плохо скрываемо презрительное. Деньги по выполненным контрактам с них приходится выбивать подолгу, обманывают по мелочам, зато таджики чувствуют себя в вотчине Мелеховых полными хозяевами. Сам Мелехов русским себя не считает, утверждая бредовое – что казаки, якобы, отдельный народ, с русскими не связанный. Мелехов помогал кандидатам от ПАРНАС и «Яблока» во время выборов в Госдуму в 2016 году. В защиту Мелихова высказывался во время судов над ним председатель ПАРНАС Касьянов. В Украинском конфликте создатель белогвардейского казачьего музея высказался категорично проукраински.

С другой стороны, вполне здравые мысли высказывает Мелехов по поводу местного самоуправления: «На сегодняшний день власть ставит людей главами администраций. Я говорю, что данного человека должны ставить не властные структуры путем махинаций, подтасовок, неправильных голосований и прочее, а люди, проживающие в данном регионе. Так ставили всегда казаки, будучи в Войске донском, у них была такая демократия, в соответствии с которой они избирали всех государственных служащих в регионах, станицах, хуторах. Ее надо восстановить, и она у нас в законах прописана. Другой вопрос — она на сегодняшний день попирается, значит мы, как потомки людей, у которых эта политическая культура существует, должны распространить среди всех проживающих в нашем районе, потому что все люди разобщены, а казаки объединены клановостью».

Свет и тени

Такие вот тени и такой свет. Музеи Мелехова очень хороши и важны, сделаны с любовью. Он сохранил от порчи и расхищения многие экспонаты казачьего музея в Монреале, теперь большая их часть находится в России. Жаль, что пропали в основном экспонаты других музеев – казачьего в Хауэле и Русского Дома «Родина» в Лейквуде (США, штат Нью-Джерси). Про тени я достаточно написал в этой статье. Беда в том, что хоть Мелехов и не считает себя русским – для властей РФ он всегда будет врагом. Ибо власти эти не признают никаких форм самостоятельности и будут давить каждого, кто такую самостоятельность проявляет.

Роман КОРНЕВ

РОНС

ROCORRUS: вот еще материал о казакийце Мелехове, в частности про его соратника бандеровца Сергея Лошкарёва (по кличке Сергей «Белогвардеец»).

Владимир Мелехов - лимита из города Шахты Ростовской области, бандеровец и махровейший русофоб, мечтающий о развале России. Никакой он не казак, а советский безбожник, беспринципный неонацист, прозападный либерал и гражданин республики Кипр, имеющий там виллу.

По поводу "музейной" деятельности мистера Мелехова всё до банальности очень просто: он алчный спекулянт антиквариатом и не более того.

Пора государству поставить точку на деятельности этого полуиностранного сепаратиста и русоненавистника.

?

Log in

No account? Create an account